Тариэл Капанадзе

Никола Тесла

Изобретения, исследования и труды Николы Тесла





СТАТЬИ О НЕКОТОРЫХ ОБЩИХ ВОПРОСАХ

Статья 1: Об электричестве. (El. Rev. Jan. 27, 1897).

Выступление по поводу ознаменования запуска электростанции на ниагарском водопаде в Буффало в клубе Элликотт, 12 января 1897г.

В тех немногих неизбежных случаях, когда я выступал перед аудиторией, у меня едва хватало смелости.
И впечатления этого вечера, даже отдельно от повода нашей встречи, для меня совершенно новые.
Хотя в тех немногих случаях, о которых я сохранил приятные воспоминания, мои слова встречали радушный прием, я никогда не обманывал себя, и довольно хорошо знал, что своим успехом обязан не своим выдающимся мастерством в искусстве риторики и убеждения.
Тем не менее, мое ощущение, что я должен ответить на предложение, которым меня почтили несколько дней назад, было достаточно сильно чтобы преодолеть мои весьма мрачные предчувствия относительно моей способности воздать должное той теме, которая была мне поручена.
Это правда, что временами — даже сейчас, когда я говорю, мои мысли поглощены этим предметом, но я знаю, что как только я попытаюсь их выразить, мимолетные представления ускользнут, я испытаю определенное хорошо известное чувство утраты, холодности и забвения.
Мне уже видятся ваши разочарованные лица, и я могу прочесть в них болезненное сожаление по поводу ошибочно сделанного вами выбора.

Это отступление, джентльмены, сделано не с эгоистичной целью завоевать вашу доброжелательность и [получить] прощение моих недостатков, но лишь с искренним намерением принести вам извинения за ваше разочарование.
Нимало они не сделаны и, как вы могли бы быть склонны счесть, в том игривом духе, который часто демонстрируют запоздавшие ораторы для увеселения слушателей.
Напротив, я глубоко серьезен в своем желании иметь то пылающее пламя красноречия, которое дало бы мне высказаться нужными словами об этой пленительной науке об электричестве, о чудесных событиях, которые хранят в себе электрические анналы, и которые, как справедливо заметил один из ораторов, отмечают эту эпоху как Эпоху Электричества, и особенно о великом событии, которое мы отмечаем сегодня.
К сожалению, это мое желание должно будет остаться неисполненным, но я надеюсь, что в своих бесформенных и незаконченных утверждениях, среди немногих идей и фактов, которые я упомяну, может быть, окажется что-нибудь интересное и полезное, что-нибудь приличествующее этому замечательному событию.
Джентльмены, в интеллектуальном прогрессе человечества за самое недавнее время есть много черт четко различимых и характеризующих его, черт, которые приносят огромное (утешение умам всех, кто на самом деле хранит в сердце мысли о развитии и благополучии рода людского.

Прежде всего, исследования с помощью микроскопа и точных электрических приборов природы наших органов и чувств, особенно тех, посредством которых мы непосредственно общаемся с окружающим миром, и через которые познания передаются нашим умам, открыли их доподлинное устройство и способ действия, которые согласуются с простыми и хорошо установленными физическими принципами и законами.
Отсюда наблюдения, которые делаем, и факты, которые мы устанавливаем с их помощью, это реальные факты наблюдения, и наше знание— истинное знание. Чтобы проиллюстрировать: наше знание формы, например, зависит от того позитивного факта, что свет распространяется по линиям, благодаря чему, изображение, создаваемое линзой, в точности подобно видимому объекту.
На самом деле, мои размышления в этих областях и направлениях привели заключению, что большая часть человеческого знания основана на этой простой поскольку практически каждая идея или концепция— а таким образом и знание, заранее, предполагает визуальные впечатления.
Но если бы свет распространялся не в соответствии с упомянутым законом, а по какому-то другому закону, который можно было бы сейчас себе представить, то, таким образом, не только изображение могло бы не иметь сходства с увиденным объектом, но даже сами изображения одного и того же объекта в разное время и на разных расстояниях могли бы не походить друг на друга.
Тогда наше знание формы было вы весьма неполным, потому что мы тогда бы могли увидеть, например, треугольную фигуру кг шести или двенадцати угольную. Ясн о понимая механизм и способ действия наших органов мы отметаем все сомнения относительно реальности и истинности впечатлений, получаемых внешнего мира, и тем самым закрываем— как можно надеяться, навсегда, все те нездоровые спекуляции и скептицизм, в которые до этого были склонны впадать все сильные умы.

Позвольте мне сообщить вам еще одну приятную новость. За все известное время прогресс в сегодняшние дни идет быстрее и значительнее, чем был когда-либо ранее.
Это полностыью согласуется с фундаментальным законом движения, который утверждает ускорение и рост импульса, или накопление энергии, под воздействием постоянно действующей силы и стремления, и еще более правильно, так как всякое продвижение вперед ослабляет элементы, стремящиеся вызвать трение и замедление.
Что, в конце концов, такое прогресс, или, более правильно, развитие, или эволюция, как не движение, бесконечно сложное и част непостижимое, это так, но тем не менее точно определяемое в количестве и качестве движения физическими условиями и управляющими законами?
Эта особенность развития за последнее время лучше всего демонстрируется быстрым слиянием вместе различных искусств и наук и стиранием строгих и тесных разделительных линий, или границ, некоторые из которых всего лишь несколько лет назад еще казались непреодолимыми, и которые окружали любое исследование, прямо как настоящая Китайская стена, препятствуя прогрессу.
Наши умы охватывает чувство взаимосвязанности разнообразных внешне очень различных сил и явлений, которые мы наблюдаем, чувство более глубокого понимания природы как целого, которое хотя еще и недостаточно ясное и определенное, сильно настолько, что наполняет нас уверенностью в огромных свершениях в самом ближайшем будущем.

Но эти особенности интересны главным образом ученому, мыслителя. Есть еще одна деталь, дающая нам еще больше удовлетворения и радости, и представляющая еще более универсальный интерес, главным образом благодаря ее значению для благосостояния человечества.
Джентльмены, есть влияние, усиливающееся с каждым днем, которое проявляет себя во всех областях человеческой деятельности, влияние наиболее плодотворное и полезное — влияние мастера.
Это был счастливый день для всего человечества, когда мастер почувствовал желание стать физиком, электротехником, инженером или механиком или—- почему нет— математиком или финансистом; потому что именно он создал все те чудеса и все то величие, которым мы являемся свидетелями. Именно он упразднил эту маленькую, педантичную, узкую школу преподавания, которая делала из устремленного студента раба на галерах, и это он дал свободу в выборе предмета изучения, отвечающего наклонностям и желаниям каждого, и тем самым способствовал развитию.
Некоторые, кто наслаждаетс я упражнениями в критицизме , называют это несимметричным развитием, упадком или отклонением от нормального, или даже вырождением расы.
Но они ошибаются. Это желанное положение вещей, это благо, мудрое разделение труда, установление условий наиболее благоприятных для прогресса.
Позвольте человеку сконцентрировать всю свою энергию в один великий порыв, дайте ему понять одну единственную истину, даже если его поглотит священное пламя, и миллионы менее одаренных людей легко смогут следовать за ним. Поэтому главным образом не количество, а качество работы определяет размах прогресса.



Это именно мастер, вновь он, пробудил широкий дух филантропии, который даже в старые времена сиял в учениях великих реформаторов и философов, тот дух, который заставляет людей во всех областях и на любых должностях трудиться не столько ради материальной выгоды или вознаграждения, хотя разум может говорить и об этом, сколько в первую очередь ради успеха, ради удовольствия от его достижения, и ради добра, которое они могут принести этим своим собратьям.
Под его влиянием люди пробивают себе дорогу вперед, движимые глубокой любовью к своим исследованиям, люди, делающие чудеса каждый в своей области, чья главная цель и радость — это получение и распространение знаний, люди, смотрящие далеко вперед поверх житейских вещей, чей лозунг— Ввысь! Джентльмены, давайте воздадим хвалу мастеру, давайте возблагодарим его, давайте выпьем за его здоровье!
Сейчас, среди всех этих радующих и воодушевляющих признаков, характерных для современного прогресса мысли, электричество, распространение науки об электричестве, стало самым могущественным фактором.
Электрическая наука открыла нам истинную природу света, дала нам бесчисленное множество устройств и точных инструментов, и тем самым внесла значительный вклад в точность нашего знания.
Электрическая наука открыла нам самые глубокие внутренние взаимосвязи, существующие между очень отличными друг от друга силами и явлениями, и тем привела нас к более полному пониманию Природы и ее многочисленных проявлений, доступных нашим чувствам.
Электрическая наука также, своей пленительностью, перспективами бесчисленных воплощений в реальности, чудесных возможностей в первую очередь в гуманитарных направлениях, привлекла внимание и призвала силы мастера.
Где то поле деятельности, на котором его Богом данные силы принесли бы больше пользы его собратьям, как не эта неисследованная, почти девственная область, где, как в молчаливом лесу, тысячи голосов откликаются на каждый возглас?

Со всеми этими утешительными особенностями, с этими ободряющими перспективами, мы не должны смотреть в будущее с неуверенностью или дурными предчувствиями.
Есть пессимистичные люди, с тревожными лицами, постоянно шепчущие нам в ухо, что нации тайно вооружаются— вооружаются до зубов; что они собираются неожиданно наброситься друг на друга по некоему сигналу и уничтожить друг друга; что все они стараются превзойти эту победоносную, великую, чудесную Германскую армию, которой нет сопротивления, потому что, дисциплина в самой крови у каждого Немца— каждый немец солдат.
Но эти люди впадают в ошибку. Посмотрите хотя бы на недавние события с Британцами в этих затруднениях в Венесуэле.
Две другие нации могли бы сокрушить друг друга, но не Англо-Саксы; они слишком далеко впереди.
Люди , которые говорят вам это, игнорируют силы, которые действуют постоянно, тихо но непреодолимо — силы, которые говорят: Мир!
Именно истинный мастер вдохновляет нас более высокими и благородными чувствами и заставляет нас ненавидеть раздор и бойню.
Именно инженер перекрывает бездны и пропасти, и служит контакту и уравниванию между собой разнородных людских масс.
Именно механик приходит с его устройствами, сберегающими время и силы, совершенствует свою летательную машину, и не для того, чтобы сбросить мешок динамита на город или корабль, но для того, чтобы развить транспорт и путешествия.
Опять же, есть химик, который открывает новые средства и делает существование более приятным и безопасным; и есть электротехник, который посылает свои послания мира во все концы земного шара.

Недолго ждать времени, когда те люди, которые тратят свою изобретательность на придумывание скорострельных ружей, торпед и других орудий разрушения— при этом уверяя вас, что это ради любви и человечеству, обнаружат, что никто не берет их одиозные орудия, и осознают, что используй они свой изобретательский талант в других направлениях, они получили бы гораздо большую награду, чем полученные ими сестерции. И тогда, может быть и не очень-то скоро, повсюду разнесется мольба: Братья, отбросьте эти властные методы сильного, эти остатки варварства, столь враждебные прогрессу.
Дайте этому доблестному воину возможности показать более достойную похвалы отвагу, чем та, с которой он, опьяненный победой, ударился в уничтожение своих собратьев.
Дайте ему трудиться в поте лица день и ночь имея малый шанс но все же не отступаясь; дайте ему бросить вызов опасностям исследования высот атмосферы и глубин моря; дайте ему смело встретить ужас чумы, зной тропической пустыни и полярный лед. Обратите ваши силы на то, чтобы избавиться от общих врагов и угроз, опасностей, которые вокруг вас, которые угрожают вам из воздуха, которым вы дышите, из воды, которую вы пьете, из еды, которую едите.
Разве не странно, разве не стыдно, что мы, существа на самой высокой ступени развития в этом нашем мире, существа со столь мощью мыслей действий, мы, хозяева земного шара, находимся абсолютно во власти наших невидимых врагов, настолько, что не знаем, принесет ли нам кусок пищи или глоток напитка радость и жизнь или боль и гибель.
В этой самой современной и самой важной войне, в которой впереди иду бактериологи, услуги, которые окажет электричество, окажутся неоценимыми.
Экономическое производство высокочастотных токов, которое теперь— совершившийся факт, позволяет нам легко и в больших количествах генерировать озон для дезинфекции воды и воздуха, а недавно открытые новые излучения дают надежду найти эффективное средство излечения от болезней микробной природы, которые до сих пор противостояли всем усилиям врачей.

Но позвольте мне обратиться к более приятной теме. Я упоминал слияние различных наук или областей исследования, и определенное ощущении близкой внутренней взаимосвязи между многообразными и явно различными силами и явлениями.
Как мы уже знаем, в основном благодаря усилиям отважных пионеров, свет, лучистое тепло, электрические и магнитные воздействия очень тесно связаны, если не сказать идентичны.
Химик заявляет, что эффекты объединения и разделения веществ, которые они наблюдают, вызваны электрическими силами, а врач и физиолог скажут вам, что даже развитие жизни электрическое.
Таким образом, электрическая наука получила всеобщее значение, и наша эпоха может по праву претендовать на звание "Эпоха Электричества".
Я очень многое хотел бы сказать вам по этому поводу— я, можно сказать, просто сгораю от желания это сказать, что такое электричество на самом деле, но у меня есть очень веские причины, которые лучше всего оценят мои коллеги, следовать прецеденту, установленному великим и почтенным философом, и я не должен вдаваться в эти чисто научные аспекты электричества.
Есть и другая причина моему заявлению, которое я произнес ранее, она еще более значима, чем первая, и состоит в громадном развитии во всех отраслях электричества в самые последние годы и его влиянии на другие отрасли науки и промышленности.
Чтобы проиллюстрировать это влияние, мне достаточно упомянуть паровой или газовый двигатель.
В течение более чем половины столетия паровой двигатель служил бесчисленным нуждам человека.
Работа, которую ему поручали выполнять была столь разнообразна, и условия в каждом случае были столь различными, что по необходимости в результате возникло огромное множество типов двигателей.

В подавляющем большинстве случаев задача, стоящая перед инженером, состояла не в том главном, как должно было бы быть, чтобы преобразовать наибольшее возможное количество тепловой энергии в механическую, а была довольно специфической проблемой получения механической энергии в такой форме, которая наиболее пригодна для общих целей.
Поскольку возвратно-поступательное движение поршня для практических целей было неудобно, за исключением очень немногих случаев, поршень был присоединен к кривошипу, и таким образом получалось вращательное движение, которое было более удобным и предпочтительным, хотя это влекло за собой множество недостатков, присущих кривошипу и применявшимся неэкономным методам.
Но до совсем недавних пор в распоряжении инженера, для преобразования и передачи движения поршня, не было лучших способов чем жесткие механические соединения.
Последни е несколько лет заставили конструктора обратить внимание на электрический мотор с его идеальными характеристиками.
Это был способ передавать механическое движение проще, чем до сих пор, и намного экономичнее.
Будь этот способ реализован раньше , нет сомнений, что из многих различных типов двигателя большинство не существовало бы, потому что как только двигатель сочетался бы с электрическим генератором, получился бы тип, пригодный для почти универсального пользования.
С этого момента не было бы нужды стремиться усовершенствовать двигатели специальных конструкций, способных выполнять специальные виды работы.
Задач а инженера состояла бы теперь в том, чтобы сконцентрировать все свои усилия на одном типе, чтобы совершенствовать один вид двигателя— лучший, универсальный, двигатель ближайшего будущего; а именно, тот, который наиболее подходит для генерации электричества.

Первые усилия в этом направлении дали сильный импульс развитию высокоскоростного двигателя с возвратно-поступательным движением, а также турбины, которая недавно была типом двигателя с очень ограниченным практическим использованием, а стала, до определенной степени, полезной в связи с электрическим генератором и мотором.
Пока еще прежний двигатель, хотя и улучшенный во многих частностных деталях, радикально не изменился, и даже сейчас имеет те же нежелательные свойства и ограничения.
Чтобы разделаться с этим насколько это возможно, совершенствуется новый тип двигателя, в котором поддерживаются наиболее благоприятные условия для экономии, который расширяет рабочий флюид с предельной скоростью и теряет мало тепла на стенках, двигатель, лишенный всех обычных регулирующий механизмов, прокладок, сальников и других придатков, и составляющий часть электрического генератора; и в этот тип я, можно сказать, безоговорочно верю.
Газовый или взрывной двигатель аналогично подвергся глубокому влиянию со стороны коммерческого введения электрического света и энергии, особенно за самые последние годы. Инженер все больше и больше обращает свои силы в этом направлении, привлеченный Перспективами получения более высокой термодинамической эффективности.
Сейчас строятся двигатели гораздо больших размеров, конструкция постоянно улучшается и быстро развивается Новый тип двигателя, наиболее подходящий для генерации электричества.
Есть много других направлений в производстве и промышленности, в которых влияние развития электричества ощущается еще сильнее.
Таково, например, производство огромного разнообразия изделий из металла, и особенно химических товаров .

Сварка металлов электричеством, хотя и неэкономична, была, тем не менее, принята как законное дело, а производство металлических листов, бесшовных труб и подобные им дают надежду на сильное усовершенствование. Мы движемся постепенно но неуклонно к плавлению материалов и обогащению всех видов руд— даже железных руд— при помощи электричества, и в каждом из этих направлений возможны великие свершения.
И вновь, экономический переход от снабжения обычными токами к высокочастотным токам открывает новые возможности, такие, как соединение атмосферного азота и производство его соединений; например, аммиака и азотной кислоты, и их солей с помощью новых процессов.
Высокочастотные токи также приводят нас к воплощению более экономичных систем освещения; а именно, посредством фосфоресцентных колб и трубок, и позволяют нам производить с помощью этих устройств свет практически любой яркости.
Относительно остального прогресса в чисто электрических областях, мы все радовались наблюдая, как далеко перешагнул он в самые последние годы наши самые оптимистичные ожидания.
Перечислять многочисленные достигнутые успехи— это задача обозревателя, но я не могу не упомянуть прекрасные открытия Ленарда и Рентгена, особенно второго, которые получили столь мощный отклик в научном мире, что заставили нас забыть, на время, великое достижение Линда в Германии, который добился сжижения воздуха в промышленном масштабе с помощью процесса непрерывного охлаждения: открытие аргона Лордом Релеем и Профессором Рамсеем, и превосходная пионерская работ а Профессор а Дюара в области исследований низкой температуры.

Тот факт, что Соединенные Штаты внесли очень обильный вклад в этот громадный прогресс, должен принести всем нам огромное удовлетворение.
Чествуя работников из других стран и всех тех, кто по профессии или склонности посвящает себя чисто научным занятиям, мы имеем особые причины с огромной признательностью упомянуть имена тех, кто внес такой большой вклад в этот удивительный прогресс электрической индустрии в этой стране.
Белл, который своим замечательным изобретением предоставил нам возможность передавать речь на большие расстояний, оказал очень глубокое влияние на наши коммерческие и общественные отношения, и даже на сам наш образ жизни; Эдисон, которые, не сделай он даже ничего кроме своей ранней работы по освещению с помощью лампы накаливания, уже стал бы одним из величайших благодетелей нашей эпохи; Вестингауэ, открыватель коммерческой системы переменного тока; Браш, великий пионер дугового освещения; Томпсон, давший нам первую практическую машину для сварки, который с его острым чутьем внес весьма ощутимый вклад в развитие многих научных и промышленных отраслей; Вестон, который когда-то привел мир к созданию динамо, а теперь занимает ведущее место в конструировании электрических инструментов; Спраг, который с редкой энергией справился с проблемой и обеспечил успех практических электрических железных дорог; Эчесон, Холл, Виллсон и другие, которые создают новую и революционную индустрию прямо на наших глазах здесь на Ниагаре.
И труд этих одаренных людей далек от завершения в этот час. Многое еще придет, пока большинство из них будет полно сил и энтузиазма.
Все эти люди и многие другие неустанно работают исследуя новые области и открывая неожиданные и многообещающие направления.
Каждую неделю, если не каждый день, мы узнаем из журналов о новых продвижениях в какой-нибудь неисследованной области, где на каждом шагу дружески манит успех и ведет труженика от одной сложной задачи к другой, еще более сложной.

Но среди всех этих многообразных областей исследований, этих многочисленных отраслей промышленности, новых и старых, которые быстро развиваются, есть одна доминирующая над всеми по своей важности — одна, которая имеет величайшее значение для спокойствия и благополучия, если не сказать для существования, человечества, и это электрическая передача энергии.
И в этой самой важной из всех областей, джентльмены, в далеком будущем, когда время расположит события в их правильной перспективе, и разместит людей по заслуженным ими местам, это великое событие, которое мы празднуем сегодня, будет выделяться как обозначающее новую и славную эпоху в истории человечества — эпоху более великую, чем отмеченная приходом парового двигателя.
У нас есть много памятников прошлых времен; у нас есть дворцы и пирамиды, храмы Греции и соборы Христианства. В них представлено человеческое могущество, величие наций, любовь к искусству и преданность религии.
Но в этом памятнике на Ниагаре есть что-то присущее только ему, более созвучное нашим сегодняшним мыслям и стремлениям.
Это памятник, достойный нашей научной эры, истинный монумент просвещённости и мира.
Он олицетворяет покорение природных сил на службу человеку, прекращение варварских способов, избавление миллионов от нужды и страданий.
Не важно, что мы пытаемся сделать, не важно, в какую сторону направим мы свои усилия, мм зависим от энергии.
Наши экономисты могут предложить много экономических систем управления и использования ресурсов, наши законодатели могут создать более мудрые законы и соглашения.
Это значит мало. Это только временная помощь. Если мы хотим сократить нужду и нищету, если мы хотим дать каждой достойной личности то, что нужно для безопасного существования разумного существа, мы должны дать больше машин, большее энергии. Энергия — это наш оплот, первичный источник многосторонних сил.
Имея в распоряжении достаточно энергии, мы можем удовлетворить большинство наших нужд и гарантировать всем спокойное и безопасное существование, за исключением, быть может, тех, кто является самыми великими преступниками из всех, умышленных тунеядцев.

Развитие и благосостояние города, успех нации, прогресс всего человеческого рода определяется имеющейся в распоряжении энергией.
Подумайте о великих успехах Британии, равных которым не знала история.
Помимо качеств своей расы, имевших огромное значение,1 они обладали ключом от мира — углем.
С помощью угля они производили железо; уголь давал им свет и тепло; уголь вращал колеса их промышленных гигантов, и уголь двигал вперед их завоевательные флотилии.
Но запасы его все более и более истощались, труд становился все дороже и дороже, а потребность постоянно росла.
Каждому должно быть ясно, что скоро должен быть открыт некий новый источник снабжения энергией, или что по крайней мере нынешние способы должны быть существенно улучшены.

Многое ожидается от более экономичного использования запасенной энергии углерода в батарее; но хотя достижение этого результата и назвали бы великим успехом, он не был бы столь значим как прогресс в продвижении к максимальному и постоянному способу получения энергии, как кажется считают некоторые инженеры.
По причинам как экономии так и удобства мы идем к общему признанию системы снабжения энергией от центральных станций, а прелести механической генерации электричества для этих целей трудно преувеличить. Преимуществ а этого универсально пригодного способа определенно столь велики, что вероятность замещения динамо машин батареями, по моему мнению, очень мала, как и [вероятность] того, что газовый двигатель и паровой двигатель высокого давления дадут существенно более экономичное термодинамическое преобразование.
Даже если бы мы сегодня имели такую экономичную угольную батарею, она вряд ли была бы введена на центральных станциях, потому что ее применение влекло бы за собой множество неудобств и недостатков.

Вполне вероятно, что углерод не сжигался бы в его естественном виде как в бойлере, а должен был бы проходить специальную подготовку чтобы обеспечивать однородность генерации тока.
Должно было бы быть огромное количество ячеек, чтобы создавать потребную обычно электродвижущую силу. Процесс очистки и обновления, работа с опасными жидкостями и газами и огромное пространство, нужное для столь большого количества батарей, делает сложным, если не коммерчески убыточным, функционирование такой установки в городе или плотно населенном районе.
Опять же, если станция будет возведена на окраине, преобразование посредством вращающихся трансформаторов или иным способом станет серьезным и неизбежным недостатком.
Более того, регулирующая аппаратура и прочие вспомогательные приборы, которые в этом случае потребовались бы, сделали бы такую установку столь же сложной, как нынешняя, если не еще более.



Мы могли бы, конечно, разместить батареи на угольной шахте или вблизи нее, и оттуда передавать энергию в виде переменных токов высокого напряжения, получаемых из вращающихся трансформаторов, но даже в этом наиболее благоприятном случае процесс был бы просто варварским, определенно более, чем нынешний, и все равно бы требовал потребления материалов, в то же время ограничивал бы инженера и механика в применении их прекрасного искусства.
Что касается снабжением энергией в небольших изолированных местах и жилищах, я возлагаю надежды на развитие световых накопительных батарей, включающих применение химикатов, произведенных с помощью дешевой энергии воды, вроде каких-нибудь углеродных или кислородно-водородных ячеек. Но мы не должны удовлетворяться просто усовершенствованием паровых и взрывных двигателей или изобретением новых батарей; у нас есть кое-что лучшее, ради чего трудиться, более великая задача.
Мы должны развивать способы получения энергии из источников, которые неисчерпаемы, усовершенствовать методы, не требующие потребления и затрат каких бы то ни было материалов.

Перед лицом этой великой возможности, которую я осознал давно, перед этой великой проблемой, практическое решение которой столь много означает для человечества, я концентрировал свои усилия в течение многих лет, и несколько счастливых идей, которые посетили меня, вдохновили меня на самые трудные попытки и дали мне силы и смелость в трудностях.
Около шести лет назад моя уверенность стала достаточно сильной, чтобы подвигнуть меня выразить надежду в окончательном решении этой стоящей надо всем проблемы.
Я с тех пор продвинулся, и прошел стадию простой уверенности, выведенной из кропотливого изучения фактов, умозаключений и расчетов.
Теперь я чувствую убежденность в том, что реализация этой идеи уже недалека.
Но именно по этой причине я ощущаю побуждение указать здесь на важный факт, который я надеюсь запомнится.

Исследуя долгое время возможности продвинуться в этом, я обращался, например, к возможностям работы двигателей в любой точке Земли от энергии среды, я обнаружил, что даже при теоретически наилучших условиях такой метод получения энергии не может сравняться по экономичности, простоте и многим другим характеристикам с ныне существующими методами, включая преобразование механической энергии текущей воды электрическую энергию и передачу последней в виде токов очень высокого напряжения на огромные расстояния.
Тогда, если у нас в распоряжении есть токи достаточно высокого напражения, водопад дает нам наиболее выгодный способ получения энергии от солнца, достаточной для всех наших нужд, и осознание этого сильно подействовало на меня в плане будущей важности водной энергии, не столько из-за его коммерческого значения, хотя оно и может быть очень большим, сколько главным образом из-за его значения для нашей безопасности и благополучия.

Я рад сообщить, что и в этом последнем направлении мои усилия не были безуспешными, потому что я открыл способ, который принесет нам пользу в передач; энергии с электродвижущими силами намного более высокими, чем используются в обычном оборудовании.
На самом деле, прогресс в этой области дал мне новую надежду, что я увижу воплощение одной из моих страстной мечты; а именно, передачу энергии от станции к станций без использования какого-либо соединяющего провода. Все равно, какой бы метод передачи в конце концов не приняли, близость к источнику энергии будет оставаться важным преимуществом.

Джентльмены, некоторые из идей, которые я высказал, могут показаться многим из Вас трудно осуществимыми; тем не менее, они являются результатом длительных размышлений и работы.
Вы бы могли судить о них более справедливо, если бы посвятили им свою жизнь, как это сделал я.
С идеями так же как с головокружительными высотами, на которые вы взбираетесь: сначала они вызывают у вас дискомфорт и вы боитесь свалиться вниз, не веря в собственныесилы; но вскоре удаленность отсуматохи жизни и вдохновляющее влияние высоты успокаивают вашу кровь; ваш шаг становиться твердым и уверенным, и вы начинаете искать - еще более головокружительные высоты.
Я пытался говорить с вами об "Электричестве" его развитии и влиянии, но боюсь, что сделал это как мальчишка, который пытается нарисовать портрет несколькими прямыми линиями.
Но я постарался высказать одну мысль, держась одной мелодии, которая, я уверен, найдет отзвук в сердцах каждого из вас, единственной, достойной этого случая— гуманности.

В великом предприятии на Ниагаре мы наблюдаем не только инженерную смелость и коммерческую ловкость, но намного больше, гигантский Шаг в правильном направлении, указанном и точной наукой и филантропией. Его успех — это сигнал к использованию энергии воды по всему миру, и его влияние на промышленное развитие неоценимо.
Мы все должны отпраздновать это великое достижение и поздравить тех отважных пионеров, которые объединили свои усилия и средства для его осуществления.
Радостно узнать о дружелюбном отношении граждан Буффало и о поддержке, данной предприятию Канадскими властями.
Мы будем надеяться, что другие города, такие как Рочестер на этой стороне и Гамильтон и Торонто в Канаде, скоро последуют за Буффало.
Надо поздравить и сам этот счастливый город. С бесподобными ресурсами, с коммерческими мощностями и преимуществами, какими обладают редкие города в мире, и с энтузиазмом и прогрессивным духом его граждан, он обязательно станет одним из величайших индустриальных центров на земном шаре.


free counters

Яндекс.Метрика