Тариэл Капанадзе

Никола Тесла

Изобретения, исследования и труды Николы Тесла





СТАТЬИ О НЕКОТОРЫХ ОБЩИХ ВОПРОСАХ


Статья 2: Проблема увеличения человеческой энергии.
(The Century Illustrated Monthly Magazine, June 1900).

Оглавление

1. Движение человека вперёд- энергия этого движения— три пути увеличения человеческой энергии.
2.Первая проблема: как увеличить массу человека — сжигание атмосферного азота
3.Вторая проблема: как уменьшить силу, тормозящую человеческую массу— техника телеавтоматики
4.Третья проблема: как увеличить силу ускорения человеческой мвссы — использование солнечной энергии
5.Источник человеческой энергии — три пути получения энергии от Солнца
6. Огромные возможности, которые открывает железо для растущей человеческой производительности — огромные потери в производстве железа
7.Экономичное производство железа в новом процессе
8.Наступление эры алюминия— приговор медной промышленности — огромная цивилизующая мощь нового металла
9.Попытки получить больше энергии из угля— электрический привод— газовый двигатель— холодная угольная батарея
10.Энергия из среды — ветряк и солнечный двигатель — движущая энергия из земного тепла — электричество из естественных источников
11.Уход от известных способов — возможность "самодействующего" двигателя или машины, неоживлённой, но тем не менее способной, как живое существо, извлекать энергию из среды — идеальный способ получения движущей энергии
12.Первые попытки получить самодействующий двигатель — механический осциллятор — работа Дюара и Линде — жидкий воздух
13.Открытие неожиданных свойств атмосферы — странные эксперименты — передача электрической энергии по одному проводу без возвратного — передача через землю вообще без проводов
14."Беспроводная" телеграфия — секрет настройки — ошибки в исследованиях Герца — приёмник замечательной энергии
15.Развитие нового принципа— электрический осциллятор- произведение колоссальных электрических движений- Земля отвечает человеку — межпланетная связь теперь стала возможной
16.Передача электрической энергии на любое расстояние без проводов - теперь это осуществимо — лучшие способы увеличения силы, ускоряющей человеческую массу

1. Движение человека вперёд- энергия этого движения— три пути увеличения человеческой энергии.

Из всего бесконечного разнообразия явлений, которые природа являет нашим чувствам, нет такого, которое бы являло нашим умам большее чудо, чем непостижимо сложное движение, которое, во всей его полноте, мы называем человеческой жизнью.
Ее таинственное происхождение скрыто в навсегда непроницаемой мгле прошлого, ее свойства непостижимы из-за ее бесконечной сложности, а ее предназначение скрыто в недостижимых глубинах будущего.
Откуда она взялась? Что она такое? Куда она идет? — великие вопросы, на которые пытались ответить мудрецы всех времен.
Современная наука говорит: солнце— это прошлое, земля— это настоящее, луна— будущее.
Из пламенеющей массы произошли мы, и в замерзшую массу мы превратимся.
Беспощаден закон природы, и быстро и неотвратимо движемся мы к нашему роковому концу.
Лорд Кельвин в своих глубоких размышлениях отпустил нам только лишь короткий промежуток жизни, что-то около шести миллионов лет, после чего яркий свет солнца померкнет и его несущее жизнь тепло угаснет, и наша земля превратится в глыбу льда, несущуюся через вечную ночь.
Но не дай нам отчаяться. Все еще останется мерцать искра жизни, и останется шанс зажечь новое пламя на какой-нибудь отдаленной звезде.
Эта чудесная возможность, кажется, действительно существует, если судить по прекрасным экспериментам Профессора Дюара с жидким воздухом, которые показывают, что зародыши органической жизни не разрушаются холодом, сколь бы силен он ни был; следовательно, они могут перенестись сквозь межзвездное пространство.
Тем временем ободряющие огни науки и техники, светящие все сильнее, озаряют наш путь, и открывают они дивные вещи, и дарят они наслаждения, заставляя нас до поры забывать о печальном будущем.

Хотя мы быть может никогда не сможем постичь человеческую жизнь , мы твердо знаем, что это движение, какую бы природу оно не имело.
Существование движения неизбежно влечет наличие тела, которое движимо, и силы, которая движет его. И отсюда, где есть жизнь, там есть масса движимая силой.
Любая масса проявляет инерцию, любая сила стремится продолжать действовать. Благодаря этому универсальному свойству и принципу, тело, находится ли оно в покое или же в движении, стремится оставаться в том же состоянии, а сила, где бы она ни проявлялась и чем бы ни вызывалась , порождает эквивалентную противодействующую силу, и с абсолютной необходимостью из этого следует, что любое движение в природе должно быть ритмическим.
Давным давно на эту простую истину ясно указал Герберт Спенсер, пришедший к ней в результате несколько другого процесса рассуждений.
Она подтверждается во всем, что мы воспринимаем, в движении планет, в приливе и отливе, в колебаниях воздуха, качании маятника, колебаниях электрической цепи, и в бесконечно разнообразных явлениях органической жизни. Разве не свидетельствует о том вся человеческая жизнь?
Рождение, рост, старость и смерть индивидуума, семьи, расы или нации, что это как не ритм?
Все проявления жизни, таким образом, даже в самой их сложной форме, чему примером человек, непонятный и неисповедимый, есть только движение, к которому должны применяться те же общие законы движения, которые управляют физической вселенной.

Говоря о человеке мы подразумеваем человечество в целом, и перед тем, как применять научные методы исследования его движения, мы должны принять это как физический факт.
Но может ли хоть один из нас усомниться сегодня в том, что миллионы индивидуумов и все бесчисленные типы и виды составляют одно целое, единое?
Хотя мы и свободны в мыслях и поступках, мы вместе, как звезды на небосводе, и узы неразрывны.
Эти узы нельзя увидеть, но мы можем ощутить их. Я прищемляю палец, и он отвечает мне болью: этот палец часть меня.
Я вижу, как страдает друг, и это причиняет мне боль: мой друг и я— одно.

Примечание к Рис.1.— Этот результат получен при разряде электрического осциллятора, дающего двенадцать миллионов вольт.
Электрическое напряжение, переменяющееся одну тысячу раз и секунду, возбуждает инертный в обычном состоянии азот, вызывая вступление его в реакцию с кислородом.
Похожий на пламя разряд, показанный на фотографии, имеет шестьдесят футов в поперечнике.
А теперь я; вижу меньше всего, и все равно он печалит меня. Разве это не доказывает, что каждый из нас-это лишь часть целого?
Многие века эта идея провозглашалась в совершенных по своей мудрости учениях религии, возможно не только как способ обеспечить мир и гармонию меж людьми, но и как глубоко фундаментальная истина.
Буддисты выражают ее одним способом, Христиане другим, но и те и другие говорят: мы все есть одно.
Но мы можем выдвинуть в поддержку этой идеи не только одни лишь метафизические доказательства.
Наука тоже устанавливает эту связанность , отдельных индивидуумов, хотя и не совсем в том же смысле, в каком она признает, что солнца, планеты и луны созвездия являются одним телом, и не может быть сомнений в том, что со временем это будет экспериментально подтверждено, когда наши средства и методы для исследования физического и других состояний и явлений будут доведены до высочайшего совершенства.
Более того: это единое человеческое существо живет и живет.
Индивидуумы эфемерны, расы и нации приходят и уходят, но человек остается. В этом лежит глубокая разница между индивидуальным и целым.
И в этом также следует искать частично объяснение множеству тех удивительных явлений наследственности, которые являются результатом бесчисленных веков ничтожно малого, но постоянного влияния.

Вообразите теперь человека как массу, на которую действует сила.
Хотя это движение и не является движением поступательного характера, подразумевающего изменение местоположения, все же общие законы механического движения к нему применимы, и связанную с массой энергию можно измерить, в соответствии с хорошо известными принципами,как половину произведения массы на квадрат определенной скорости.
Так же как с пушечным ядром, которое в покое обладает определенным количеством энергии в форме тепла, которую мы измеряем сходным образом.
Мы представляем, что ядро состоит из бесчисленных маленьких частиц, называемых атомами или молекулами, которые вибрируют или кружатся вокруг друг друга.
Мы определяем их массы и скорости, а из них энергию каждой из этих маленьких систем, и складывая их все вместе, получаем понятие о полной тепловой энергии, содержащейся в ядре, которое только кажется находящимся в покое. В этой чисто теоретической оценке эта энергия может быть рассчитана как произведение половины общей массы — то есть, половины суммы всех маленьких масс, на квадрат скорости, которая определяется из скоростей отдельных частиц.
Аналогичным образом мы можем представить себе человеческую энергию как половину человеческой массы умноженную на квадрат скорости, которую мы пока что не можем вычислить.
Но недостаток у нас в этом знании не исказит истинность производимого мною вывода, который основывается на твердом фундаменте того, что во всем в природе действуют одни и те же законы массы и силы.

Человек, однако, это не обычная масса, состоящая из вращающихся атомов и молекул, и содержащая лишь тепловую энергию.
Он есть масса, обладающая определенными высшими качествами по причине созидательного принципа жизни, которой он наделен.
Его масса, как вода в океанской волне, постоянно меняется, новая занимает место старой.
И не только это, он еще растет, развивается и умирает, тем самым изменяя свою массу независимо и по весу, и по плотности. Что самое чудесное из всего, это что он способен увеличивать или уменьшать свою скорость движения с помощью таинственной силы, которой он обладает, отбирать больше или меньше энергии у другой материи и превращать ее в двигательную энергию.
Но в каждый данный момент мы можем игнорировать эти медленные изменения и полагать, что человеческая энергия определяется как половина произведения человеческой массы на квадрат определенной гипотетической скорости.
При этом мы можем вычислить эту скорость, и что бы мы ни приняли за стандарт ее измерения, мы должны, согласуясь с этой концепцией, прийти к заключению, что величайшая проблема науки состоит, и всегда будет состоять, в увеличении таким образом определенной энергии.
Много лет назад, возбужденный прочтением интереснейшей работы, "Истории Интеллектуального Развития Европы" Драпера, я осознал, что решение этой вечной проблемы должно всегда быть главной задачей человека науки. Некоторые результаты моих собственных усилий в этом направлении я постараюсь кратко описать здесь.

Пусть далее, на схеме а , М обозначает человеческую массу.
Эта масса приводится в движение в одном направлении силой f , которая ограничена частично фрикционной, а частично отрицательной силой R , действующей в направлении в точности противоположном, и замедляющей движение массы.
Такая противодействующая сила присутствует в каждом движении, и ее надо учитывать.
Разница между этими двумя силами есть результирующая сила/которая сообщает скорость V массе М в направлении стрелки, представляющей силу f .
В соответствии с вышеизложенным, человеческая энергия будет тогда даваться произведением 1/2 MV2=1/2 MVxV , где М — это полная масса человека в обычной интерпретации понятия "масса", а V — это определенная гипотетическая скорость, которую, при нынешнем состоянии науки, мы не в состоянии точно ни определить, ни измерить.
Увеличить человеческую энергию, таким образом, равносильно увеличению этого произведения, и есть, как легко можно видеть, только три способа достичь этого, проиллюстрированные на схеме ниже.
Первый способ, изображенный вверху рисунка, это увеличить массу (как показано пунктирной окружностью, оставляя две противодействующие силы теми же.
Второй способ— это уменьшить тормозящую силу R до меньшей величины r , оставляя теми же массу и движущую силу, что схематически показано в середине рисунка.
Третий способ, который показан на последнем рисунке, — это увеличить движущую силу f до большего значения F , в то время как масса и тормозящая сила R остаются неизменными.

Схема а. Три пути увеличения человеческой энергии.
Очевидно, есть жесткие пределы в том, что касается увеличения массы и уменьшения замедляющей силы, но движущая сила может увеличиваться бесконечно.
Каждое из этих трех решений представляет собой один из различных аспектов главной задачи увеличения человеческой энергии, которая, таким образом, подразделяется на три разные задачи, которые и надо разрешить.
К оглавлению

2. Первая проблема: как увеличить массу человека — сжигание атмосферного азота

Если рассматривать вопрос в целом, то очевидно есть только два пути увеличить массу человечества: первый, это развивая и поддерживая те силы и условия, которые способствует ее увеличению; и, второй, противостоя и уменьшая те, что стремятся снизить ее.
Масса будет увеличиваться за счет внимательной заботы о здоровье, за счет здоровой пищи, умеренности, правильных привычек, содействия браку, добросовестного внимания к детям, и, говоря в целом, за счет соблюдения всех заповедей религии и гигиены.
Но при добавлении новой массы к старой опять возникает три случая.

Либо добавляемая масса имеет ту же скорость что и старая, либо ее скорость меньше, либо больше.
Чтобы оценить относительную важность этих случаев, представьте поезд, состоящий, скажем, из ста локомотивов, движущийся по рельсам.
И допустим, что для увеличения энергии движущейся массы к поезду добавляется еще четыре локомотива.
Если эти четыре движутся с той же скоростью, с которой едет поезд, то полная энергия увеличится на четыре процента; если их скорость равна только половине скорости поезда, то приращение составит только один процент; а если они движутся со вдвое большей скоростью, то энергия увеличится на шестнадцать процентов.
Этот простой пример показывает, что чрезвычайно важно добавлять массу, имеющую более высокую скорость.
Ближе к теме, если, например, дети имеют тот же уровень образования, что и родители, то есть, масса "с той же скоростью", то энергия будет расти просто пропорционально добавленному количеству.
Если они менее умные или менее развитые, масса с "меньшей скоростью", тогда прирост энергии будет очень слабым.
Но если они будут развиты лучше, масса с "большей скоростью", тогда вклад нового поколения в суммарную человеческую энергию будет весьма значительным.
Добавление массы с "меньшей скоростью" свыше того необходимого количества, который требуется законом, выраженным пословицей "Mens sana in corpore sano", должно быть строго противопоказано.
К примеру, простое развитие мускул, на что нацелены некоторые из наших колледжей, я считаю эквивалентным добавлению массы с "меньшей скоростью" и не рекомендовал бы, хотя мои взгляды, когда я был студентом, были другими.
Умеренные упражнения, обеспечивающие правильный баланс между умом и телом, и наивысшая эффективность деятельности — это, конечно, самое первоочередное требование.
Вышеприведенный пример показывает, что самым важным результатом, к которому надо стремиться, является образование, или увеличение "скорости", новой массы, которая добавляется.

И наоборот, вряд ли нужно говорить о том, что все, что идет против учений религии и законов гигиены, стремится уменьшить массу.
Виски, вино, чай, кофе, табак и любые другие подобные возбуждающие средства ответственны за сокращение многих жизней, и их потребление должно регулироваться.
Но я не думаю, что достойны одобрения применявшиеся на протяжении многих поколений суровые меры по подавлению этих привычек.
Проповедовать умеренность более мудро, чем абстиненцию.
Мы уже привыкли к этим возбуждающим средствам, и если такого рода реформы выполняются, они должны быть медленными и постепенными.
Те, кто тратит на это свои усилия, могли бы принести больше пользы, направив свои силы в других направлениях, например, на снабжение чистой водой.
На каждого, гибнущего от воздействий возбуждающих средств, по меньшей мере тысяча умирает в результате последствий питься нечистой воды.
Эта драгоценная жидкость, которая ежедневно вливает в нас новую жизнь, в то же время является основным проводником, через который болезни и смерть входят в наше тело.
Зародыши разрушения, которые через нее передаются, это враги тем еще более ужасные, что они делают свое фатальное дело неощутимо для нас.
Они выносят нам роковой приговор, в то время как мы живем и радуемся. Большинство людей настолько неосведомлены или беспечны в отношении питья воды, и последствия этого столь гибельны, что филантропы едва ли могут найти лучшее применение своим усилиям, чем постараться просветить тех, кто таким образом вредит себе.
Систематическая очистка и стерилизация питьевой воды заметно увеличила бы человеческую массу.
Следует сделать непреложным правилом — которое можно усилить еще и законодательно, кипятить или иным путем стерилизовать воду в каждом доме и общественном месте.

Просто фильтрование не дает достаточной защиты от инфекции.
Весь лед для потребления внутрь должен изготавливаться искусственно из полностью стерилизованной воды.
Важность уничтожения болезнетворных микробов из городской воды в целом осознается, но мало что делается для улучшения существующей ситуации, как нет и способа стерилизации больших количеств воды.
С помощью передовых электрических средств мы теперь можем производить озон дешево и в больших количествах, и похоже, что это идеальное дезинфицирующее средство дает прекрасное решение этому важному вопросу.
Азартные игры, горячка бизнеса, возбуждение, в особенности на бирже, это причины большого уменьшения массы, и тем более, что индивидуумы, которых это затрагивает, ценны.
Неспособность заметить первые симптомы болезни, как и то, что беззаботное невнимание к ним, это важные факторы смертности.
Замечая каждый новый признак приближающейся опасности и сознательно и добросовестно принимая все возможные меры для ее предотвращения мы не только будем следовать мудрым законам гигиены, но и исполнять высокий моральный долг.
Каждый должен относиться к своему телу как к бесценному подарку от того, кого он любит превыше всего, как чудесное произведение искусства, неописуема красота и мастерство исполнения которого лежат за пределами человеческого понимания, и столь изящное и хрупкое, что одно лишь слово, дыхание, взгляд, даже мысль, могут ему повредить.

Грязь, которая плодит болезнь и смерть, не только саморазрушительна, но еще и в высшей степени аморальна.
Поддерживая наши тела свободным от инфекции, здоровым и чистым, мы выражаем свое почтение высшему принципу, которым они нам дарованы.
Тот, кто в этом духе следует заповедям гигиены, тем самым доказывает свою истинную религиозность Моральная распущенность— ужасное зло, которое отравляет ум и тело, и которое ответственно за огромное уменьшение человеческой массы в некоторых странах.
Многие из бытующих ныне обычаев и склонностей работают на то же пагубный результат.
Например, общественная жизнь, современное образование и другие устремления женщин, уводящие их из круга их домашних обязанностей и делающие из них мужчин, непременно умаляют тот возвышенный идеал, который они из себя представляют, уменьшают созидательную творческую энергию и ведут к бесплодию и общему ослаблению человеческого рода.
Можно привести тысячу других зол, но все они вместе взятые, в том, что касается обсуждаемой проблемы, не сравнятся с одним— недостатком пищи, который несут с собой нищета, нужда и голод.
Миллионы индивидуумов ежегодно умирают из-за нехватки пищи, уменьшая массу.
Даже в наших просвещенных| сообществах, и несмотря на множество благотворительных усилий, это все еще, по вероятности, главное зло. Я говорю не об абсолютном недостатке пропитания, но о недостатке здоровой пищи.

Как обеспечить хорошую и обильную пищу составляет таким образом самый важный вопрос дня.
Исходя из общих принципов разведение скота в качестве средства пропитания предосудительно, потому что, в вышеизложенном смысле, это безо всяких сомнений ведет к добавлению массы с "меньшей скоростью". Несомненно более предпочтительным является разведение овощей, и думаю, что вегетарианство — достойный одобрения отказ от установившегося варварского обычая. То, что мы можем прожить на растительной пище и даже еще лучше выполнять свою работу, это не теория, а хорошо доказанный факт.
Многие народы, живущие практически полностью на овощах, имеют более хорошие физические данные и силу.
Не вызывает сомнений, что некоторая растительная пища, такая как овсянка, более экономична, чем мясо, и превосходит его в том, что касается как умственной, так и механической производительности.
Более того, такая пища определенно меньше нагружает наши пищеварительные органы, делает нас более довольными и дружественными, и приносит столько пользы, что ее трудно оценить.
В свете этих фактов следует приложить все усилия, чтобы остановить бессмысленную и жестокую бойню животных, которая разрушительна для нашей нравственности.
Чтобы освободиться от животных инстинктов и наклонностей, которые тянут нас вниз и мешают нашему развитию, мы должны начать с самых основ: нам следует провести радикальную реформу в характере, нашего питания.

По-видимому, в еде нет никакой философской необходимости. Можно представить сe6e организованных существ, живущих без пищи и получающих всю энергию, необходимую для выполнения жизненных функций, из окружающей среды.
Кристалл дает нам ясное доказательство существования основополагающего созидательного жизненного принципа, и хотя мы не можем понять жизнь кристалла, это, тем не менее, живое существо. Помимо кристалла могут существовать и другие подобные индивидуализированные материальные системы существ, вероятно, газообразного строения, или состоящие из вещества еще более разреженного.
В свете такой возможности, даже вероятности, мы не можем аподиктично отрицать присутствие организованной жизни на какой-либо планете просто потому, что условия на ней непригодны для существования жизни в той форме, как мы ее знаем.
Мы не можем даже быть полностью убеждены, что некоторые из них не присутствуют здесь, в этом нашем мире, прямо рядом с нам, потому что их строение и жизненные проявления могут быть таковы, Что мы неспособны их ощущать.

Естественно приходит в голову производство искусственной еды как средство вызвать рост человеческой массы, но такого рода прямая попытка обеспечить питание не кажется мне рациональной, по крайней мере, для настоящего момента.
Сможем ли мы процветать на такой пище— весьма сомнительно.
Мы являемся результатом огромного периода постоянной адаптации, и мы не можем совершить радикальную перемену без непредвиденных и, со всей вероятностью, губительных последствий. Столь неопределенный эксперимент не следует пытаться ставить, Как мне кажется, на сегодня лучшим способом противостоять разрушительным воздействиям зла было бы найти пути повышения плодородности почвы.
Поэтому сохранение лесов имеет важность, которую трудно переоценить.
И также в этой связи следует всячески пропагандировать использование водяной энергии для целей электрического привода, что различными путями; избавит от необходимости сжигания дерева и тем будет способствовать сохранению лесов.
Ни модернизации, проводимой в этом и ему подобных направлениях есть переделы.

Чтобы существенно повысить плодородность почвы, она должна более эффективно удобрягься искусственными способами.
Вопрос производства пищи, таким образом, при разрешении вопроса как наилучшим способом удобрять почву решается сам собой. Что сделало почву такой, как она есть, до сих пор остается загадкой.
Объяснить, как она произошла, возможно равносильно тому, чтобы объяснить происхождение самой жизни. Камни, разрушенные под влиянием влаги и тепла, ветра и погоды, сами по себе не могли поддерживать жизнь.
Возникли некие необъяснимые условия, и начал действовать некий новый принцип, и сформировался первый слой, способный поддерживать низшие организмы вроде мхов.
Они, живя и умирая, добавили в почву еще больше поддерживающего жизнь качества, и тогда смогли кормиться более высокие организмы, и так далее и тому подобное, пока в конце концов не смогли процветать высокоразвитые растения и животная жизнь.
Но хотя теории, даже сейчас, не пришли в согласие, как же работает удобрение, но то, что почва не может бесконечно питать жизнь— есть факт, и очень хорошо доказанный.
И должен быть найден некий способ снабжать ее теми обществами, которые извлекаются из нее растениями.
Главными и наиболее ценными среди этих веществ являются соединения азота, и поэтому дешевое их производство — это ключ к решению архиважной проблемы пищи.
Наша атмосфера содержит неисчерпаемое количество азота, и будь мы способны окислять его и производить эти соединения, это принесло бы неисчислимую пользу человечеству.

Давным давно эта идея сильно овладела воображением ученых мужей, но эффективные средствадля достижения этого результата так и не были изобретены.
Проблема чрезвычайно осложнялась из-за исключительной инертности азота, который отказывается соединяться даже кислородом.
Но здесь нам на помощь приходит электричество: скрытое сродство этого элемента пробуждается посредством электрического тока надлежащего вида.
Как куча угля, которая в течение веков пребывала в контакте с кислородом без горения, вступает с ним в соединение после зажигания, так будет сгорать и азот, возбужденный электричеством.
Правда, я до совсем недавнего времени не мог преуспеть в получении разрядов, которые бы эффективно возбуждали атмосферный азот.
Хотя в Мае 1891, в ходе научной лекции, продемонстрировал новый вид разряда, или электрического пламени, названного "огнем Св. Эльма", который помимо прочего способен в изобилии генерировать озон, также проявившего свойство возбуждать химическое сродство.
Этот разряд, или пламя, был тогда всего три или четыре дюйма длиной, и его химическое воздействие также было очень слабеньким, поэтому и процесс окисления азота был неэкономичным. Как интенсифицировать этот процесс — вот в чем был вопрос.
Несомненно, нужно было получить электрические токи некоего особенного вида, чтобы сделать процесс окисления азота более эффективным.
Первый успех был достигнут, когда удалось убедиться, что химическая активность разряда очень сильно возрастает, если применять токи самой высокой частоты, или скорости, колебаний.
Это было существенным усовершенствованием, но практическое рассмотрение вскоре установило определенный предел развитию в данном направлении.
После этого были исследованы влияния электрического напряжения этих импульсов тока, их волновой формы и других характеристик и особенностей.

Потом было изучено влияние атмосферного давления и температуры, давления воды и других соединений, и в результате постепенно были достигнуты наилучшие условия для получения наиболее интенсивной химической реакции в разряде и достижения наибольшей эффективности процесса.
Естественно, улучшения наступали не быстро; медленно, мало помалу, продвигался вперед.
Пламя росло, становясь все больше и больше, а его окисляющее воздействие все более и более интенсивным.
Из слабого разряда на щетках нескольких дюймов в длину он превратился в удивительный электрический феномен ревущую мощь, сжирающую атмосферный азот и достигающую шестидесяти или семидесяти футов в поперечнике.
Так постепенно реализовалась почти незаметная возможность.
Еще не все сделано, во всех отношениях, но то, до какой степени мои усилия были вознаграждены, можно представить, посмотрев на Рис.1, который вместе с подписью под ним сам все объясняет.
Подобный пламени видимый разряд производится интенсивными электрическими осцилляциями, которые проходят через видимую на изображении катушку и неистово возбуждают наэлектризованные молекулы воздуха.

Это создает сильное сродство между двумя обычно индифферентными составляющими атмосферы, и они легко соединяются, даже если не принимать никаких мер для усиления химического действия разряда.
В производстве азотных соединений следует использовать любые возможные пути повышения интенсивности и эффективности этого процесса, и кроме того, нужно будет предпринимать специальные меры для фиксации получаемых соединений, поскольку они в целом нестабильны из-за того, что азот через короткий промежуток времени вновь становится инертным.
Пар— простое и эффективное средство для перманентной фиксации соединений. Показанный эффект делает осуществимым окисление атмосферного азота в неограниченных количествах, просто с помощью дешевой механической энергии и простых электрических устройств.
Этим путем можно производить множество соединений азота во всем мире, по низкой цене и в любых количествах, и с помощью этих соединений можно удобрять почву и неограниченно повышать ее плодородность.
И так можно будет достичь изобилия дешевой и здоровой пищи, не искусственной, но привычной нам.
Этот новый и неисчерпаемый источник продовольствия принесет неисчислимую пользу человечеству своим огромным вкладом в увеличение человеческой массы, который будет давать огромное приращение человеческой энергии.
Вскоре, я полагаю, мир увидит рождение индустрии, которая со временем, я уверен, станет почти столь же важной, как и производство железа.
К оглавлению

3. Вторая проблема: как уменьшить силу, тормозящую человеческую массу— техника телеавтоматики

Как сказано выше, та сила, которая тормозит движение человека вперед, частично обусловлена трением, а частично отрицательна.
Чтобы проиллюстрировать это различие, я могу например назвать невежество, глупость и слабоумие в качестве чисто фрикционных сил или сопротивлений, не основанных на каком бы то ни было осмысленном стремлении.
С другой стороны, мечтательность, душевные болезни, стремления к саморазрушению, религиозный фанатизм и тому подобное— это все силы отрицательного, негативного характера, действующие в определенном направлении.
Чтобы уменьшить или полностью преодолеть эти разнородные тормозящие силы, надо использовать совершенно разные методы.
Известно, например, что может сотворить фанатик, и можно предпринять превентивные меры, можно просветить, убедить, и быть может, направить его, обратив этот порок на пользу.
Но никто не знает, да и не может знать, что сделает глупый и тупой человек или слабоумный, и с ним надо обращаться как с инертной лишенной разума массой, которую охватило безумие.
Негативная сила всегда подразумевает некое качество, нередко высокое, хотя и неверно направленное, которое возможно обратить на службу добру; но ненаправленные, фрикционные силы влекут неизбежные потери.

Естественно, поэтому, первый и самый общий ответ на заданный выше вопрос звучит так: направьте все негативные силы в правильном направлении и уменьшите все фрикционные силы.
Не может быть никаких сомнений в том, что из всех фрикционных видов сопротивления больше всего тормозит человеческое движение невежество.
Не просто так было сказано мудрым человеком, Буддой: "Невежество есть величайшее из зол в мире." Трение, проистекающее из невежества, и многократно усиливающееся благодаря множеству языков и национальностей, можно уменьшить только путем распространения знания и унификации гетерогенных элементов человечества.
Лучше ничего сделать нельзя. Но хотя невежество, быть может, тормозило движение человека вперед в прошлые времена, сегодня, определенно, негативные силы стали значить больше.
Среди них есть одна, значение которой превосходит все остальные.
Она называется организованным ведением войны. Если мы посмотрим на миллионы индивидуумов, часто самых одаренных умственно и физически, цвет человечества, обреченных на бездеятельную и непродуктивную жизнь, на огромные суммы денег, ежедневно идущие на содержание армий и военной техники, и являющие собой настолько много человеческой энергии, на весь труд, бесполезно затраченный на производство оружия и орудий уничтожения, на потери жизни и воспитание варварского духа, то мы ужаснемся тем неисчислимым потерям для человечества, которые влечет существование всей этой плачевной ситуации.
Что мы должны сделать, чтобы наилучшим образом бороться с этим великим злом?

Для закона и порядка содержание организованной силы абсолютно необходимо. Ни одно сообщество не может благополучно существовать без жесткой дисциплины. Каждая страна должна в случае необходимости быть способна защитить себя.
Сегодняшняя ситуация — это не результат вчерашней, и радикальные перемены нельзя провести завтра.
Если бы народы вдруг сразу разоружились, то более чем вероятно, что последовало бы наступление состояния худшего, чем война.
Вселенский мир— мечта красивая, но сразу неосуществимая. Мы видели недавно, что даже благородные устремления человека, облеченного величайшей властью в мире, практически не возымели результата.
И ничего удивительного, если установление вселенского мира в настоящее время является физически невозможным. Война— это негативная сила, и ее нельзя повернуть в позитивном направлении не пройдя промежуточных фаз.
Это как проблема заставить колесо, вращающееся в одну сторону, повернуть в противоположную сторону без замедления его, остановки, и разгона вновь в другом направлении. Утверждалось, что создание пушек огромной разрушительной мощи остановит войну.
Я сам так думал долгое время, но сейчас я считаю, что это глубокая ошибка.
Такого рода разработки сильно ее меняют, но не останавливают. Напротив, полагаю, что каждое новое оружие, которое изобретается, каждое новое продвижение в этом направлении, лишь привлекают новые таланты и умения, новые усилия, дают новый стимул, тем самым только давая свежий толчок к дальнейшему развитию. Подумайте об изобретении пороха.

Можем ли мы вообразить себе более радикальный переворот, чем тот, что последовал из этого новшества?
Давайте представим, что мы живем в тот период: разве не подумали бы мы, что войнам приходит конец, когда рыцарская броня становится объектом насмешек, когда физическая сила мастерство, столь много значившие раньше, становятся столь малозначительными? Даже порох не остановил войны; совсем наоборот — он сработал как самый мощный стимул.
Не верю я и в то, что войны когда-нибудь остановит какое-либо достижение науки или мысли, пока существует преобладающая и поныне ситуация, потому что война сама стала наукой, и потому, что война вызывает одни из самых священных чувств, на которые способен человек.
На самом деле, сомнительно, чтобы человек, не готовый сражаться за высокий принцип, был бы хорош в чем-нибудь еще.
Человека делает не ум и не тело; это и ум, и тело. Наши достоинства и недостатки неразделимы, как сила и материя. Когда они разделяются, человека больше нет.
Часто приводится и другой аргумент, имеющий множество сторонников, а именно, что война скоро станет невозможной, потому что средства защиты превзойдут средства нападения.
Есть же фундаментальный закон, который можно выразить утверждением, что легче разрушить, чем построить.

Этот закон определяет человеческие возможности и человеческие обстоятельства.
Если бы было так, что строить проще чем разрушать, человек беспрепятственно продвигался бы вперед, созидая и накапливая без какого-либо ограничения.
Такого на этой планете нет. Создание, которое могло бы так делать, это не человек.
Может, быть, это собака. Защита всегда будет иметь преимущество перед нападением, но одно только это, как мне кажется, никогда войну остановить не сможет.
С помощью новых принципов; обороны мы можем сделать гавани неуязвимыми для нападения, но мы не может теми же способами предотвратить встречу двух боевых кораблей в бою в открытом море.
И далее, если мы доведем эту мысль до крайности, мы придем к заключению, что для человечества было бы лучше, если бы нападение и защита были бы связаны как раз наоборот: потому что если каждая страна, даже самая маленькая, могла бы окружить себя абсолютно непроницаемой стеной, и игнорировать весь остальной мир, положение вещей стало бы чрезвычайно неблагоприятным для человеческого прогресса.
Именно при уничтожении всех барьеров, разделяющих народы и страны, цивилизация развивается лучше всего.
Опять же, многие утверждают, что приход летающих машин должен принести с софой вселенский мир.
Это я также считаю полностью ошибочным воззрением.



Летающие машины обязательно придут, и очень скоро, но ситуация останется той же, что и раньше.
На самом деле, я не вижу причин, почему главенствующая сила, например, Великобритания, не может править воздухом так же, как и морем.
Не желая выступать в качестве предсказателя, я все же не колеблясь скажу, что ближайшие годы станут свидетелями установления "воздушной власти , и ее центр может оказаться недалеко от Ньо Йорка.
Но все-таки люди будут летать. Идеальное развитие принципа войны неизбежно привело бы к преобразованию в энергии воины в чистый потенциал, взрывную энергию, как в электрическом конденсаторе этом виде военная энергия может поддерживаться без приложения усилий; и она ста намного меньше по количеству, и в то же время несравненно более эффективной.
Что касается безопасности страны в отношении вторжения извне, интересно отметить, что она зависит лишь от относительного, не абсолютного, количества индивидуумов или амплитуды сил, и что если каждая страна уменьшит военную силу в одной и той же пропорции, безопасность останется неизменной.
Международное соглашение с целью уменьшения до минимума военной силы, в свете настоящего все еще недостаточного образования масс, абсолютно необходимо, и оно было бы, как кажется, первым рациональным шагом по направлению к снижению силы, тормозящей человеческое движение.
По счастью, существующая ситуация не может продолжаться бесконечно, потому что новый элемент начинает предъявлять свои права.
Изменения к лучшему неизбежны, и я теперь постараюсь показать, каким, в соответствии с моими идеями, будет первый шаг вперед в установлении мирных взаимоотношений между народами, и как он в итоге будет сделан.

Давайте вернемся к самому началу, когда единственным законом был закон сильного.
Свет разума еще не был зажжен, и слабый был полностью на милости сильного. Тогда слабый индивидуум начал искать способ защитить себя.
Он использовал дубину, камень, копье, пращу, или лук и стрелы, и с течением времени вместо физической силы главным решающим фактором в битве стал интеллект.
Дикие нравы постепенно смягчились, когда стали пробуждаться возвышенные чувства, и так, незаметно, после многих веков постоянного прогресса, мы пришли от грубой драки неразумных животных к тому, что мы называем сегодня "цивилизованным ведением войны", когда бойцы жмут друг другу руки, по-дружески беседуют и курят в антрактах сигары, готовые вновь по сигналу ввязаться в смертельную схватку.
Путь пессимисты говорят, что хотят, здесь налицо абсолютное доказательство огромного; и радующего прогресса.
. Но сейчас спросим, какая следующая фаза этого развития? В любом случае, никак не мир.
Следующим изменением, которое естественным образом следует из современных достижений, должно стать постоянное сокращение численности индивидуумов, участвующих в сражении.
Машина будет чрезвычайно большой мощности, но для управления ею потребуется всего лишь несколько индивидуумов.
Эта эволюция будет все делать машины и механизмы со все меньшим числом индивидуумов все более и более значимыми в качестве элемента военных действии, и абсолютно неизбежным следствием этого будет отказ от больших, неповоротливых, медленно движущихся и неуправляемых средств.

Рис.2. ПЕРВАЯ ПРАКТИЧЕСКАЯ ТАЛЕАВТОМАТИЧЕСКАЯ МАШИНА. Машина, всеми поступательными движениями и движениями частей которой, а также всеми действиями внутренних механизмов которой управляют на расстоянии без проводов.
Беспилотная лодка, показанная на фотографии, имеет собственный источник двигательной энергии, ходовые и рулевые механизмы, и множество других устройств, которые все управляются передачей на расстоянии, без проводов, электрических колебаний цепям, находящимся на борту лодки, и настроенных так, чтобы реагировать только на эти колебания.

Наибольшая возможная скорость и максимальное отношение энергия-доставка боевой машины станут главной целью.
Потери жизни будут становиться все меньше и меньше, и в конце концов, по мере уменьшение количества индивидуумов, в битве будут сходиться только машины, не проливая крови, а народы будут просто заинтересованными, амбициозными зрителями.
Когда наступит эта прекрасная ситуация, мир будет гарантирован.
Но неважно, до какой степени разовьются скорострельное оружие, сверхмощные пушки, разрывные снаряды, торпедные лодки, или другие орудия войны, не важно, насколько они могут стать разрушительными, та ситуация никогда не будет достигнута ни через какое подобное развитие.
Все эти орудия требуют для их управления наличия человека; люди являются необходимыми деталями этих машин.

Их цель— убивать и разрушать. Их сила в их способности творить зло.
Пока в битве сходятся люди, она будет кровопролитной. Кровопролитие всегда будет подогревать варварские страсти.
Чтобы прекратить эти жестокие нравы, надо сделать радикальный шаг, должен быть введен совершенно новый принцип, что-нибудь, чего никогда не было в ведении войны— принцип, который принудительно, неизбежно превратит битву в простое зрелище, спектакль, состязание без потери крови.
Чтобы добиться этого результата, нужно, чтобы обходилось без людей: машина должна драться с машиной. Но как этого достичь, ведь это кажется невозможным?
Ответ достаточно прост: создать машину, которая могла бы действовать как если бы она была частью человеческого существа— не просто механическое приспособление, состоящее из рычагов, винтов, колес, муфт, и ничего более, но машина, воплощающая в себе более высокий принцип, который позволит ей выполнять свою работу так, словно у нее есть интеллект, опыт, разум, суждение и ум!
Это утверждение — результат моих размышлений и наблюдений, в течение практически всей моей жизни, и сейчас кратко опишу, как я пришел к реализации того, что на первый взгляд кажется невыполнимой мечтой.
Давно, когда я был мальчишкой, я страдал странным недугом, который, по-видимому, был обусловлен исключительной возбудимостью сетчатки.
Это было возникновение картин, которые своей устойчивостью затмевали видение реальных объектов и взаимодействовали с мыслями.

Когда мне говорили слово, образ объекта, который оно обозначает, живо возникало перед моим взором, и часто для меня было невозможно сказать, реален ли объект, который я вижу, или нет.
Это вызывало у меня огромный дискомфорт и беспокойство, и я изо всех сил пытался освободиться от наваждения.
Но долгое время все мои попытки были напрасными, и у меня ничего не получалось, пока, как я все еще ясно помню, когда мне было около двенадцати лет, у меня не получилось первый раз, усилием воли, отогнать образ, который мне явился.
Никогда я не был настолько полностью счастлив, как тогда, но к сожалению (как я тогда думал), старая беда вернулась, а с ней и мое беспокойство.
С этого времени и начались те самые наблюдения, о которых говорил.
А именно, я заметил, что когда бы не появлялся перед моим взором образ объекта, я до этого видел что-то, что напомнило мне о нем.
В первые разы считал это чистыми совпадениями, но скоро я убедился, что это не так.
Зрительное впечатление, сознательно или бессознательно полученное, неизменно предшествовало появлению образа.
Постепенно во мне появилось желание каждый раз находить, что заставило образ появиться, и удовлетворение этого желания вскоре превратилось в настоятельную потребность.
Следующее наблюдение, которое я сделал, состояло в том, что точно так же, как эти образы возникали в результате чего-то, что я увидел, так же и мысли, приходящие мне в голову, подсказываются похожим образом.

И снова я ощутил желание обнаруживать образ, вызвавший мысль, и этот поиск исходного зрительного впечатления вскоре стало второй натурой. Мой разум стал действовать автоматически, и в течение последующих лет, почти бессознательно, я приобрел способность находить каждый раз, и, как правило, мгновенно, зрительное впечатление, которое запустило мысль.
И это не все. Вскоре после этого я осознал, что также и все мои движения были подсказаны тем же путем, и так, постоянно ища, наблюдая и проверяя, год за годом, я каждой своей мыслью и каждым своим действием показал, и делаю это ежедневно, к полному своему удовлетворению, что я являюсь автоматом, наделенным энергией движения, который просто отвечает на внешние стимулы, бьющие по мои органам чувств, и думающий и двигающийся действующий соответственно.

Рис. 3. ЭКСПЕРИМЕНТ ПО ДЕМОНСТРАЦИИ ПОДАЧИ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ ЧЕРЕЗ ОДИН ПРОВОД БЕЗ ОБРАТНОГО ПРОВОДА. Ha фотографии показано, как обычная лампа накаливания, подключенная одним или обоими своими контактами к проводу, образующему верхний свободный конец катушки, светится от электрических вибраций, передаваемых ей через катушку от электрического осциллятора, который работает всего лишь на одну пятую процента своей полной мощности.
Я помню всего один или два случая за всю мою жизнь, когда я не мог обнаружить первое впечатление, которое подсказало движение или мысль, или даже сон.
При наличии такого опыта было просто естественным, что мне, давно, пришла идея сконструировать автомат, который бы механически представлял собой меня, и который бы откликался, как это делаю я, но, конечно, в гораздо более примитивной манере, на внешние воздействия.
Такой автомат очевидно должен был обладать двигательной энергией, органами для передвижения, управляющими органами, и одним или более органов чувств, приспособленных так, чтобы они реагировали на внешние стимулы.
Такая машина, как я считал, двигалась бы на манер живого существа, потому что она бы обладала всеми главными механическими свойствами или элементами оного.
Оставались еще способность к росту, размножению, и, превыше всего, разум, которые бы требовались, чтобы сделать модель полной.
Но в данном случае рост был необязательным, потому что машина могла создаваться уже полностью выросшей, скажем так.

Что до способности к размножению, ее тоже можно было оставить за пределами рассмотрения, потому что в механической модели это означает просто процесс производства.
Сделан автомат из мяса и костей, или из дерева и стали, разница невелика, если только он может выполнять все функции, которые от него требуются как от разумного существа.
Чтобы это делать, у него должен быть элемент, соответствующий мозгу, который бы выполнял управление всеми его движениями и функциями, и побуждал бы его действовать, в любом непредвиденном случае, который может представиться, со знанием, разумом, суждением и опытом. Но этот элемент я мог легко воплотить в нем, передав ему мой собственный интеллект, мое собственное понимание.
Так развивалось это изобретение, и так появилась к жизни новая наука, которую было предложено назвать "телавтоматика", что означает науку об управлении движениями и действиями удаленных автоматов.
Этот принцип, очевидно, применим к машине любого вида, которая движется по земле, в воде или по воздуху.
Применяя его в первый раз, я выбрал лодку (см. Рис.2). Находящаяся внутри аккумуляторная батарея обеспечивала двигательную энергию. Гребной винт, приводимый в движение мотором, представлял двигательные органы.
Руль, управляемый другим мотором, также работающим от этой батареи, занял место управляющих органов.

Что касается органа чувств, очевидно, первой мыслью было использовать прибор, реагирующий на лучи света, вроде селеновой ячейки, который бы соответствовал человеческому глазу. Но при ближайшем рассмотрении я обнаружил, что из-за экспериментальных и других трудностей нельзя добиться полностью удовлетворительного управления автоматом при помощи света, лучистого тепла, излучения Герца, или с помощью лучей в целом, то есть, возмущений, которые распространяются через пространство по прямым линиям.
Одна из причин состояла в том, что любое препятствие, возникающее на пути между оператором и удаленным автоматом, лишит его управления.
Другая причина состояла в том, что чувствительный прибор, представляющий собой глаз, должен был бы находиться в фиксированном положении относительно дистанционно управляемого аппарата, и эта необходимость наложила бы огромное количество ограничений на управление. Еще одна и очень важная причина— то, что при использовании лучей было бы трудно, если не невозможно, придать автомату индивидуальные черты или свойства, которые бы отличали его от других машин этого вида.
Очевидно, автомат должен реагировать лишь на индивидуальный вызов, как человек откликается на имя.
Эти рассуждения привели меня к заключению, что чувствительный прибор этой машины должен соответствовать уху, а не глазу, человеческого существа, потому что в этом случае его действиями можно было бы управлять безотносительно к возникающим препятствиям, независимо от его положения относительно удаленного управляющего аппарата, и последнее, но не по важности, это что ом останется глух и безответен как верный слуга ко всем сигналам, кроме как от его хозяина.

Эти требования вынуждали применять в управлении аппаратом вместо света— или других лучей, волны или возмущения, которые распространяются через пространство во всех направлениях, как звук, или которые следуют пути наименьшего сопротивления, как бы он ни был искривлен.
Я добился поставленной цели с помощью электрической цепи, размещенной внутри лодки, и отрегулированной, или "настроенной", точно на вибрации определенного вида, передаваемые ей от удаленного "электрического осциллятора".
Эта цепь своей реакцией, пусть и очень слабой, на передаваемые вибрации влияла на магниты и другие приспособления, посредством которых осуществлялось управление движениями винта и руля, а также работой множества других устройств.
С помощью этих простых средств, которые описал, в машину были вложены знание, опыт суждение — разум, так сказать, удаленного оператора, и она тем самым могла выполнять все свои действия разумно и осмысленно.
Она вела себя как человек с завязанными глазами, повинующийся приказам, которые он слышит ушами.
Автоматы, созданные до сих пор, имели, скажем так, "позаимствованные мозги", просто как составная часть удаленного оператора, передающего ей свои разумные команды. Но эта наука только зарождается.
Я собираюсь показать, что каким бы невозможным это ни могло показаться, можно придумать аппарат, который будет иметь свои "собственные мозги", и под этим я понимаю то, что он будет способен независимо от оператора, оставленный наедине с самим собой, выполнять, в ответ на внешние воздействия, воспринимаемые его органами чувств, огромное разнообразие действий и операций так, как если бы он был разумен.
Он будет способен следовать проложенному курсу или выполнять приказы, данные ему заранее; он сможет различать, что он должен делать, а что не должен, и накапливать опыт, или, иначе, записывать впечатления, и это будет влиять на его последующие действия. На самом деле, я уже разработал такой проект.

Рис. 4. ЭКСПЕРИМЕНТ ДЛЯ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПЕРЕДАЧИ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ ЧЕРЕЗ ЗЕМЛЮ БЕЗ ПРОВОДОВ. У катушки, показанной на фотографии, нижний конец или контакт соединен с землей, и она точно настроена на вибрации удаленного элек- трического осциллятора. Лампа находится в независимой петле из провода, через которую идет ток в результате индукции от катушки, возбуждаемой электрическими вибрациями, передаваемыми ей через землю от осциллятора, который работает только на пять процентов своей полной мощности.
Хотя я начал развивать это изобретение много лет назад и часто объяснял его своим посетителям на лабораторных демонстрациях, но только лишь намного позже, по прошествии длительного времени после того, как я разработал его, оно стало известным, когда оно послужило началом дискуссиям и вызвало сенсационные репортажи, и это достаточно естественно.
Но истинное значение этой новой науки большинство еще не ухватило, как и не осознало оно великой силы лежащего в ее основе принципа.
Настолько, насколько могу судить по многочисленным комментариям, полученные мной результаты считаются совершенно невозможными.
Даже те немногие, кто был настроен допустить осуществимость изобретения, рассматривали его просто как самодвижущуюся торпеду, которая должна применяться для подрыва военных кораблей, и с несомненным успехом.
Общее впечатление было, что я намеревался просто управлять таким судном посредством Герцевых или иных лучей.
Есть торпеды, управляемые электрически по проводам, и есть средства беспроводной связи, и вышесказанное, было конечно очевидным умозаключением.

Рис. 5. ФОТОГРАФИЧЕСКОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ КАТУШЕК, РЕАГИРУЮЩИХ НА ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ОСЦИЛЛЯЦИИ.
На рисунке показано несколько катушек, по-разному настроенных и отвечающих на вибрации, передаваемые им через Землю от электрического осциллятора. Большая катушка справа, сильно разряжающаяся, настроена на основную вибрацию в пятьдесят тысяч в секунду; две более крупных вертикальных катушки — на вдвое большее число, катушка меньшего размера из белого провода — на вчетверо большее число, а остальные маленькие катушки на более высокие тона. Производимые осциллятором вибрации были настолько интенсивными, что они заметно воздействовали на маленькую катушку, настроенную на тон в двадцать шесть раз выше.
Даже если бы не сделал ничего, кроме этого, я на самом деле все равно добился бы небольшого прогресса.
Но технология, которую я развиваю, не ставит целью просто изменение направления движения судна; она предоставляет средства абсолютного контроля, во всех отношениях, над всеми бесчисленными видами поступательных движений, а также действий всех внутренних органов, неважно сколько их, индивидуализированного автомата.
Критика в том смысле, что управлению автомата может что-то помешать, выражают люди, которые не могут даже в мечтах представить себе чудесные результаты, которых можно достичь с помощью электрических вибраций. Мир движется медленно, и новые истины разглядеть трудно.
Определенно, применение этих принципов может дать новое оружие как нападения, так и обороны, разрушительность которого будет тем большей, что этот принцип будет применен к подводным и воздушным судам.
Практически нет ограничений ни на количество взрывчатки, которые он может нести, ни на расстояние, на котом он может нанести удар, и не попасть практически невозможно.
Но сила этого нового принципа не ограничивается одним только разрушением.
Его приход приносит в приемы ведения войны элемент, которого до этого никогда не было— боевую машину без человека как средство нападения и обороны.

Рис. 6. ФОТОГРАФИЧЕСКОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ ГЛАВНЫХ ЧАСТЕЙ ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ОСЦИЛЛЯТОРА, КОТОРЫЙ ИСПОЛЬЗОВАЛСЯ В ОПИСАННЫХ ЭКСПЕРИМЕНТАХ.
Продолжительное развитие в данном направлении в конечном итоге должно превратить войну в соперничество машин без людей и без потерь жизни — ситуацию, которая была бы невозможной без этого нового направления, и которая, по моему мнению, должна настать как преддверие к постоянному миру.
Будущее либо подтвердит эти взгляды, либо опровергнет их. Мои идеи в этом вопросе были выдвинуты с глубоким убеждением, но со смиренным духом.
Установление постоянных мирных отношений между народами существенно бы уменьшило силу, замедляющую человеческую массу, и было бы наилучшим решением этой огромной проблемы человека.
Но осуществится ли мечта о всеобщем мире когда-нибудь?
Давайте надеяться, что да. Когда свет науки рассеет всю тьму, когда все народы сольются в один, и патриотизм станет идентичен религии, когда станет один язык, одна страна, одна цель, тогда наконец мечта эта станет реальностью.
К оглавлению

4.Третья проблема: как увеличить силу ускорения человеческой мвссы — использование солнечной энергии

Из трех возможных решений главной проблемы увеличения человеческой энергии разобрать эту важнее всего.
Не только из-за ее собственного значения, но и из-за лежащих в ее основе всех многочисленных элементов и условий, которые определяют движение человечества.
Чтобы разобраться в ней систематически, мне нужно изложить все те размышления, которые в моих усилиях направляли меня к решению с самого начала, и которые привели меня, шаг за шагом, к тем результатам, которые я сейчас буду описывать.
Конечно, было бы очень хорошо предварительно изучить проблему, провести аналитическое исследование, вроде того, которое я до этого проделал, главных сил, которые определяют движение, и особенно это было бы полезно для того, чтобы составить представление о той гипотетической "скорости", которая, как объяснялось в самом начале, есть мера человеческой энергии.

Рис. 7. ЭКСПЕРИМЕНТ, ДЕМОНСТРИРУЮЩИЙ ИНДУКТИВНЫЙ ЭФФЕКТ ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ОСЦИЛЛЯТОРА ОГРОМНОЙ МОЩНОСТИ.
На фотографии показаны три обычные лампы накаливания, светящие в их полную световую силу в результате прохождения токов, индуцированных в локальной петле, состоящей из одного провода, образующего квадрат, каждая сторона которого составляет пятьдесят футов, и который находится на расстоянии ста футов первичной цепи, питаемой осциллятором. В петля также стоит электрический конденсатор, и она точно настроена на вибрации осциллятора, который работает меньше чем на пять процентов его полной мощности.
Но чтобы разобраться в этом здесь настолько подробно, насколько мне бы хотелось, пришлось бы выйти далеко за пределы настоящего предмета.
Будет достаточно сформулировать утверждение, что результирующая всех этих сил всегда направлена в направлении разума, который, таким образом, во все времена определяет направление человеческого развития.
Это означает то же, что сказать, что каждое усилие, которое применяется научно, разумное, полезное, или практическое, должно быть в том направлении, в каком движется масса.
Практичный, рациональный человек, исследователь, I человек бизнеса, тот, кто продумывает, заранее рассчитывает, определяет, тщательно выверяет свои усилия так, чтобы когда они подействуют, то подействуют в направлении движения, тем самым делая их наиболее эффективными, и в этом знании и способности лежит секрет его успеха.

Каждый новый открытый факт, каждый новый опыт или новый элемент, добавленный к нашему знанию и ставший достоянием разума, оказывает на оный влияние, и тем самым меняет направление движения, которое, тем не менее, должно всегда происходить вдоль равнодействующей всех усилий, которые мы в этот момент считаем разумными, то есть, способствующими самосохранению, полезными, выгодными или практичными.
Эти усилия касаются нашей повседневной жизни, наших потребностей и удобств, нашей работы и бизнеса, и именно это и движет человека вперед.
Но посмотрим на весь этот шумный деловой мир вокруг нас, на всю эту сложную массу, как она пульсирует и движется, каждый день, — что это, как не огромный часовой механизм, приводимый в движение пружиной?

Примечание к Рис.8. — Катушка, частично видимая на фотографии, создает альтернативное движение электричества от Земли в большой резервуар и обратно со скоростью частотой в сто тысяч перемен в секунду. Настройка такова, что резервуар полностью наполняется и разряжается на каждой перемене как раз в тот момент, когда электрическое напряжение достигает максимума. Разряд выходит с оглушительным звуком, ударяя в ни к чему не подсоединенную катушку на расстоянии двадцать два фута и создавая такое ответное движение электричества в Земле, что от водопроводной трубы на расстоянии трехсот футов от лаборатории могут получаться искры длиною в дюйм.
Утром, когда мы просыпаемся, мы не можем не заметить, что все предметы вокруг нас произведены машинами: вода, которой мы пользуемся, поднимается энергией пара; поезда издалека везут наши завтраки; подъемники в наших жилищах и в наших офисах, машины, везущие нас туда, все приводятся в движение энергией; во всех наших дневных делая, во всем, что мы делаем в нашей жизни, мы зависим от нее; все предметы, которые мы видим, говорят нам об этом; и когда мы возвращаемся на ночь в наши построенные машинами жилища, то чтобы мы не забыли об этом, все материальные удобства в нашем доме, наша плита, лампа, напоминают нам, как сильно мы зависим от энергии.
И когда происходит аварийна остановка машин, когда город засыпает снегом, или еще что-то временно останавливает движение жизни, мы с испугом осознаем, насколько невозможно было бы для нас жить той жизнью, которой мы живем, без движущей энергии.
Движущая энергия означает работу. И увеличить силу, которая ускоряет человеческое движение, тем самым означает выполнять больше работы.
Таким образом, мы обнаруживаем, что три возможных решения великой проблемы увеличения человеческой энергии описываются тремя словами: пища, мир, работа.

Много лет я размышлял и взвешивал, терялся в рассуждениях и теориях, изучая человека как массу, движимую силой, рассматривая его непонятное движение в свете чисто механическом, и применяя к его анализу простые принципы механики, до тех пор, пока я не пришел к этим решениям, и только для того, чтобы понять, что они были мне сказаны в моем раннем детстве.
Эти три слова — ключевые понятия Христианской религии.
Их научное значение и предназначение теперь ясны для меня: пища чтобы увеличить массу, мир чтобы уменьшить тормозящую силу, и работа — чтобы увеличить силу, ускоряющую человеческое движение.
Это единственные три решения, которые возможны для этой великой проблемы, и все они имеют одну цель, один результат, а именно, увеличить человеческую энергию.
Когда мы осознаем это, мы не сможем не удивиться тому, насколько глубока, мудра и научна, и насколько безмерно практична Христианская религия, и в этом ее огромный контраст относительно других религий.
Несомненно, это результат практического эксперимента и научного наблюдения, которые протянулись сквозь века, тогда как другие религии — всего лишь абстрактные рассуждения.
Работа, неустанное усилие, полезное и накапливающееся, с периодами отдыха и восстановления сил для достижения большей эффективности, это главное и вечно повторяющееся требование.
Так и Христианство и Наука вдохновляют нас делать все возможное для увеличения производительности человечества.
Эту наиболее важную проблему я теперь подробным образом рассмотрю.
К оглавлению

5.Источник человеческой энергии — три пути получения энергии от Солнца

Во-первых, позвольте спросить: Откуда появляется движущая энергия? Что является источником, который все движет?
Мы видим океан, который вздымается и опадает, текущие реки, ветер, дождь, град и снег, бьющие в наши окна, мы видим, как приезжают и уезжают паровозы и поезда, слышим грохочущий шум транспорта, голоса с улицы; мы ощущаем, чувствуем запах, вкус; и мы думаем обо всем этом. И все это движение, от волнения могучего океана до самого слабого движения, затрагиваемого нашими мыслями, имеет только одну [перво-] причину.
Вся эта энергия исходит из одного единственного центра, единственного источника — солнца. Солнце — это источник, который движет всем.
Солнце поддерживает жизнь человека и дает ему энергию.
Мы теперь нашли другой ответ на заданный выше великий вопрос: увеличить силу, ускоряющую движение человека, значит обратить на пользу человека большее количество солнечной энергии.
Мы испытываем почтение и благоговение перед великими мужами прошедших времен, чьи имена связаны с бессмертными достижениями, кто показал себя благодетелями человечества— религиозного реформатора с его мудрыми максимами жизни, философа с его глубокими истинами, математика с его формулами, физика с его законами, открывателя с его принципами и секретами, добытыми у природы, художника с его формами красоты; но кто чтит его, величайшего из всех, кто может назвать его имя, того, кто первый обратил энергию солнца на то, чтобы сберечь силы слабого человеческого существа?

Рис 9 ЭКСПЕРИМЕНТ ДЛЯ ДЕМОНСТРАЦИИ СПОСОБНОСТИ ОСЦИЛЛЯТОРА СОЗДАВАТЬ ОГРОМНОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ.
Показанный на фотографии шар, покрытый отполированным металлическим покрытием поверхностью в двадцать квадратных футов, представляет собой большой резервуар электричества, а жестяная перевернута цилиндрическая бадья под ней с острыми краями— большой канал, через который электричество может выходить до заполнения резервуара. Количество электричества, задействованного в движении, столь велико, что хотя большая его часть уходит через край бадьи, или через канал, шар, или резервуар, тем не менее, попеременно опустошается и заполняется до переполнения (что очевидно из разряда, идущего из верхней части шара) сто пятьдесят тысяч раз в секунду.
Это был первый акт человеческой филантропии, и его последствия были неисчислимыми.
С самого начала человеку были открыты три пути получения энергии от солнца.
Дикарь, согревавший свои замерзшие члены у огня, который загорелся каким-то образом, использовал энергию солнца, заключенную в горючем веществе.
Когда он принес вязанку веток в свою пещеру и зажег их там, он воспользовался сохраненной энергией солнца, перенесенной из другого места.
Когда он отправился в плавание на своем каноэ, он использовал энергию солнца, переданную атмосфере и окружающей среде.
Несомненно, первый был старейшим способом. Огонь, найденный случайно, позволил дикарю оценить его благотворное тепло.
Потом он вероятно пришел к мысли перенести его угли в свое жилище. И наконец он научился использовать силу стремительного течения воды или воздуха.
То, что прогресс шел этим путем, показывают современные исследование.
Использование энергии, сохраненной в дереве или угле, или говоря более обще, в топливе, привело к появлению парового двигателя.
После этого применение электричества дало огромный рывок вперед в транспортировке энергии.
Оно позволило передавать энергию из одного места в другое без транспортировки материалов. Но что касается использования энергии окружающей среды, пока еще никакого радикального шага вперед не сделано.

Конечные результаты развития в этих трех направлениях: первое, сжигание угля в холодном процессе в батарее; второе, эффективное использование энергии окружающей среды; и третье, передача без проводов электрической энергии на любое расстояние.
Как бы мы ни пришли к этим результатам, их практическое применение необходимо повлечет широкое использование железа, и этот ценнейший металл несомненно будет существенным элементом в дальнейшем развитии по этим трем путям.
Если мы научимся сжигать уголь в холодном процессе и тем самым эффективно и недорого получать электрическую энергию, для практического использования этой энергии нам потребуются электрические моторы— то есть, железо.
Если мы преуспеем в получении энергии из окружающей среды, то нам понадобятся — и при ее получении, и при использовании, машины и оборудование— снова железо.
Если мы осуществим передачу электрической энергии без проводов в промышленном масштабе, мы будем вынуждены широко использовать электрические генераторы — опять железо.
Что бы мы ни делали, в ближайшем будущем, возможно, еще больше, чем в прошлом, железо вероятно будет главным средством воплощения этого.
Трудно сказать, сколь долго продлится его господство, потому что уже даже теперь серьезным соперником ему становится алюминий.
Но на данный момент, после обеспечения новых ресурсов энергии, величайшую важность имеют усовершенствования в производстве и использовании железа.
В этих же направлениях возможен величайший прогресс, который, если он произойдет, неимоверно повысит полезную производительность человечества.
К оглавлению

6.Огромные возможности, которые открывает железо для растущей человеческой производительности — огромные потери в производстве железа

Пока что железо является важнейшим фактором в современном прогрессе.
Оно больше всех остальных продуктов индустрии дает вклад в силу, ускоряющую человеческое движение.
Применение этого металла настолько широко, и так тесно оно связано со всеми аспектами нашей жизни, что оно стало необходимым нам как сам воздух, которым мы дышим.
Его название— синоним полезности.
Но сколь бы сильным ни было влияние железа на сегодняшнее развитие человечества, это не увеличивает толкающую человека вперед силу даже отчасти настолько, насколько могло бы.
В первую очередь, его производство в том виде, как оно выполняется, связано с потрясающей потерей топлива— то есть, с потерей энергии.

Рис 10 ФОТОГРАФИЧЕСКОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТА ДЛЯ ДЕМОНСТРАЦИИ РАБОТЫ ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ОСЦИЛЛЯТОРА, ПРОИЗВОДЯЩЕГО ЭНЕРГИЮ СО СКОРОСТЬЮ СЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЛОШАДИНЫХ СИЛ.
Разряд, создающий сильную тягу благодаря нагреву воздуха, выносит вверх через открытую крышу здания. Наибольший размер в поперечнике составляет примерно семьдесят футов. Напряжение превышает двенадцать миллионов вольт, и ток переменяется сто тридцать тысяч раз в секунду.
Кроме того, лишь часть всего производимого железа применяется для полезных целей.
Большая часть его уходит на создание фрикционного сопротивления, а другая заметная часть является средством получения негативных сил, существенно замедляющих человеческое движение.
Так негативная сила войны почти полностью воплощается в железе. Невозможно оценить, с какой бы то ни было степенью точности, амплитуду этой величайшей из всех тормозящих сил, но она определенно очень велика.
Если нынешнюю позитивную ускоряющую силу, обусловленную всеми полезными применениями железа, принять например за десять, то я не думаю, что будет преувеличением оценить негативную силу войны, с учетом всех ее затормаживающих влияний и последствий, скажем, в шесть.
Исходя из этой оценки эффективная ускоряющая сила железа в позитивном направлении будет равна разности между этими числами, то есть четырем.

Но если, в результате установления вселенского мира, исчезнет производство военной техники, и все соперничество за превосходство между народами обернется здоровой, активной и продуктивной коммерческой конкуренцией, то позитивная ускоряющая сила благодаря железу составит сумму этих двух чисел, которая равна шестнадцати — то есть, эта сила по сравнению с ее сегодняшней величиной вырастет в четыре раза.
Этот пример, конечно, приведен только чтобы дать представление об огромном увеличении полезной производительности человечества, которую бы могла дать радикальна реформа железных производств, производящих средства войны.
Такое же неоценимое преимущество в экономии энергии, которая есть в распоряжении человека, можно получить, если избавиться от огромной потери угля, которая неразрывно связана с нынешними способами производства железа.
В некоторых странах, как например в Великобритании, пагубные эффекты этого разбазаривания топлива уже начинает ощущаться.
Цена на уголь постоянно растет, и бедные страдают все больше и больше.

Хотя мы все еще далеки от ужасного "истощения угольных месторождений", филантропия призывает нас изобрести новые методы производства железа, которые не требовали бы столь варварских затрат этого ценного сырья, из которого мы сегодня получаем большую часть нашей энергии. Оставить эти запасы энергии невредимыми или хотя бы не трогать их, пока мы не разработали процесс более эффективного сжигания угля — это наша обязанность перед грядущими поколениями.
Тем, кто придет за нами, топливо понадобится больше, чем нам.
Мы должны научиться производить железо в нужных нам количествах с помощью применения солнечной энергии, совсем без затрат угля.
Как одна из попыток продвинуться в этом направлении, многообещающей является идея плавлению металлической руды электрическим током, получаемым из энергии падающей воды.
Я сам потратил много времени, стараясь добиться осуществления этого процесса, что позволило бы производить железо дешево.
После длительного изучения этого предмета, обнаружив, что непосредственно использовать сгенерированные токи для плавления руды невыгодно, я придумал метод, который оказался еще более экономичным.
К оглавлению

7.Экономичное производство железа в новом процессе

Индустриальный проект, который я разработал шесть лет назад, предполагал применение электрических токов, получаемых от энергии падающей воды, не напрямую для плавления руды, а для разложения воды, в качестве предварительного шага.
Чтобы снизить стоимость такого завода, предполагал генерировать токи в особенно простых и дешевых динамо, которые я разработал исключительно для этой цели.
Водород, получаемый в разложении электролизом, должен был сжигаться или воссоединяться с кислородом, не с тем, от которого его отделили, а с атмосферным.
Это даст почти полное преобразование электрической энергии, затраченной на разложение воды, в форме тепла, получаемого от воссоединения водорода.
Это тепло и должно было использоваться для плавления руды.
Кислород, получаемый как побочный продукт разложения воды, я намеревался использовать для некоторых других промышленных целей, что, возможно, дало бы хорошие коммерческие результаты, ввиду того, что это самый дешевый способ получения этого газа в больших количествах.
При любом исходе, он мог бы применяться для сжигания всех видов отходов, дешевого углеводорода, или угля самого низшего качества, который нельзя сжечь в атмосфере или иным образом употребить с пользой, и это также давало бы значительное количество тепла, которое можно было бы использовать для плавления руды.

Чтобы повысить экономичность этого процесса, я, кроме того, предполагал предпринять меры, чтобы горячий металл и отходы, выходя из печи, отдавали бы свое тепло холодной руде, идущей в печь, и таким образом при плавлении терялось бы относительно мало тепловой энергии. Я вычислил, что этим методом возможно производить сорок тысяч фунтов железа на лошадиную силу в год.
Если принять широкие допущения относительно неизбежных потерь, это количество составит приблизительно половину теоретически достижимого.
Основываясь на этой оценке и на практических данных относительно определенного вида песчаной руды, в избытке присутствующей в районе Великих Озер, учитывая цену транспортировки и труда, я получил, что в некоторых местностях этим методом можно производить железо дешевле, чем каким-либо другим из используемых способов.
Этот результат обеспечивался бы еще надежнее, если бы кислород, получаемый из воды, вместо того, чтобы применяться для плавления руды, как предполагалось, использовался бы более выгодным способом.
Каждая новая потребность в этом газе приносила бы заводу еще больше прибыли, тем делая железо еще дешевле.
Данный проект был разработано исключительно в интересах индустрии, Когда нибудь, я надеюсь, из пыльной и сморщенной куколки вылетит красивая индустриальная бабочка.

Производство железа из песчаных руд с помощью процесса магнитного разделения в принципе очень перспективно, потому что при этом не происходит никаких затрат угля; правда полезность этого метода сильно снижается из-за необходимости последующей плавки железа.
Что касается дробления железной руды, я бы счел это рациональным, только если оно будет выполняться за счет водной энергии, или энергии полученной иным путем без затрат топлива.
Электролитический холодный процесс, который бы мог позволить дешево добывать железо, а также отформовывать его в нужные формы без потребления топлива, был бы, на мой взгляд, очень большим прогрессом в производстве железа.
Как и некоторые другие металлы, железо до сей поры сопротивлялось электролитической обработке, но не может быть сомнений, что такой холодный процесс в конце концов заменит собой в металлургии нынешний метода литья, и тем позволит избежать огромных затрат топлива, необходимых при повторяющихся разогрева- ниях металла в литейной.

До времен около нескольких десятилетий назад полезность железа почти полностью была основана на его замечательных механических свойствах, но начиная с прихода коммерческого динамо и электромотора его ценность для человечества очень сильно выросла за счет его уникальных магнитных качеств.
Что касается последнего, железо сильно улучшилось за недавнее время.
Поразительный прогресс начался около тринадцати лет назад, когда я открыл, что если в переменном моторе вместо кованого железа, как было тогда принято, применять Бессемеровскую сталь, то производительность машины удваивается.
Я обратил на этот факт внимание М—ра Альберта Шмида, чьему неустанному упорству и способностям сильно обязано превосходство Американской электрической техники, и который в то время был управляющим промышленной корпорации, занятой в этой области.
Следуя моему предложению, он построил трансформаторы из стали, и они продемонстрировали такое же замечательное улучшение работы.
После чего эти исследования были систематически продолжены под руководством М—ра Шмида, и из "стали" (которая только называлась так, потому что на самом деле это было чистое мягкое железо) были удалены примеси, и в результате вскоре получился продукт, который позволил еще немного улучшить результат.
К оглавлению

8.Наступление эры алюминия— приговор медной промышленности — огромная цивилизующая мощь нового металла

С этими улучшениями, сделанными за последние годы в области железа, мы дошли практически; до границ усовершенствования.
Мы не можем надеяться очень существенно увеличить его прочность на разрыв, его упругость, твердость или ковкость, как не можем мы и ожидать, что оно сильно улучшится в плане его магнитных качеств.
Совсем недавно было получено заметное достижение путем примешивания к железу малого количества никеля, но перспективы дальнейшего продвижения в этом направлении не так велики. Можно ожидать новых открытий, но они не могут дать большого вклада в ценные свойства этого металла, хотя существенно снизить стоимость его производства они могут.
Ближайшее будущее железа гарантировано его непревзойденными механическими и магнитными свойствами.
Они таковы, что в настоящее врем ни один другой продукт с ним конкурировать не может.
Но не может быть сомнений в том, что в не слишком отдаленном будущем железо во многих областях его неоспоримого господства должно будет передать скипетр другому: наступающая эпоха будет эпохой алюминия.

Прошло всего семьдесят лет с тех пор, как этот удивительный металл был открыт Велером, а алюминиевая промышленность, едва ли сорока лет от роду, приковывает к себе внимание всего мира.
Такой быстрый рост в истории нашей цивилизации еще не наблюдался.
Не так давно алюминий продавался по фантастической цене в тридцать или сорок долларов за фунт; сегодня его можно купить в любом количестве за столько же, но центов.
И более того, недалеко время, когда и эта цена будет считаться фантастической, потому что в способах его производства возможны грандиозные усовершенствования.
Основная часть этого металла производится сегодня в электрической печи с помощью процесса, совмещающего в себе плавление и электролиз, что дает множество преимуществ, но естественно приводит к огромной потере электрической энергии тока.
Мои оценки показывают, что цену алюминия можно было заметно уменьшить, если применить в его производстве способ, аналогичный предложенному мной для производства железа.
Чтобы расплавить фунт алюминия, требуется всего лишь около семидесяти процентов тепла, необходимого для расплавления фунта железа, а поскольку его [удельный] вес составляет только одну треть веса последнего, то по объему алюминия может быть получено из одного и того же количества тепловой энергии в четыре раза больше, чем железа.
Но идеальное решение — это холодный электролитический процесс производства, и на него я и возлагаю свои надежды.



Абсолютно неизбежным следствием развития алюминиевой промышленности будет уничтожение медной.
Они не могут существовать и процветать вместе, и последней уже вынесен приговор безо всяких надежд на помилование.
Даже сегодня дешевле передавать электрический ток через алюминиевые провода, чем через медные; алюминиевое литье стоит дешевле, и во многих областях домашнего хозяйства и других применениях у меди нет шансов на успешную конкуренцию.
Дальнейшее же существенное снижение цен на алюминий не может не быть для меди фатальным.
Но прогресс алюминия не сможет идти беспрепятственно, потому что, как это всегда происходит в подобных случаях, более крупная индустрия поглощает более мелкую: гигантские медные капиталы будут контролировать лилипутские алюминиевые капиталы, и ее медлительная поступь сдержит его скорый бег.
Это только замедлит, но не предотвратит, наступление нависшей катастрофы.
Но алюминий, разделавшись с медью, на этом не остановится. Не пройдет много лет, как он вступит в жестокую битву с железом, и победить этого соперника будет делом далеко не легким.
Исход борьбы будет в большой степени зависеть от того, будет ли железо незаменимым в электрической технике.
Это может решить только будущее. Магнетизм, проявляющийся в железе, — это изолированное явление в природе.
Что заставляет этот металл вести себя столь радикально по-другому в отличие от других веществ, пока еще не установлено, хотя и выдвинуто множество теорий.

Что касается магнетизма, молекулы различных тел ведут себя подобно полым перекладинам, частично заполненным тяжелой жидкостью и уравновешенным в середине на манер детских качелей.
Очевидно, в природе есть некоторое возмущающее воздействие, которое заставляет каждую молекулу, как такую перекладину, отклоняться в одну или другую сторону.
Если молекулы наклоняются в одну сторону, тело магнитное; если в другую — тело не магнитное; но оба положения являются стабильными, как в случае полой перекладины из-за притекания тяжелой жидкости к более низкому концу.
А теперь, удивительное состоит в том, что молекулы всех известных веществ идут в одну сторону, а молекулы железа в другую.
Этот металл, как кажется, имеет совершенно другую природу, чем все остальное на нашей планете.
Крайне маловероятно, чтобы мы открыли какое-нибудь другое, и при этом более дешевое, вещество, которое сравнится или превзойдет железо по магнитным свойствам.
Если только не произойдет радикального переворота в свойствах используемых электрических токов, железо будет незаменимым. Хотя его преимущества— лишь видимость.

Пока мы используем слабые магнитные силы, оно превосходит все прочие материалы, но если мы найдем пути получать огромные магнитные силы, то без него будут получатся лучшие результаты.
На самом деле, я уже сделал электрические трансформаторы, в которых железо не используется, и которые могут производить в десять раз больше работы на фунт веса, чем трансформаторы с железом.
Этот результат достигнут при использовании получаемых новыми способами электрических токов с очень высокой частотой вибраций вместо обычных токов, которые сегодня применяются в промышленности.
У меня также получилось привести в движение электрические моторы без железа с помощью подобных быстро вибрирующих токов, но полученные до сих пор результаты намного хуже, чем с обычными моторами, сделанными из железа, хотя теоретически первые должны мочь производить несравнимо больше работы на единицу веса, нежели вторые.
Но непреодолимые по-видимому трудности, стоящие на пути сейчас, возможно, в конце концов удастся преодолеть, и тогда с железом будет покончено, и вся электрическая техника будет делаться из алюминия, и со всей вероятностью, по ценам до смешного низким.
Это будет для железа если и не фатальным, то тяжелым ударом. Во многих других областях промышленности, например, кораблестроении, и везде, где важна легкость конструкции, прогресс нового металла будет намного быстрее.
Для таких применений он особенно подходит, и обязательно рано или поздно вытеснит железо.

Очень вероятно, что с течением времени мы сможем придать ему многие из тех свойств, которые делают железо таким ценным.
Хотя сказать, когда наступит эта промышленная революция, невозможно, не может быть сомнений в том, что будущее принадлежит алюминию, и что в грядущие времена он станет главным средством увеличения человеческой производительности.
В этом отношении он по своим возможностям пока превосходит любой другой металл.
Я оцениваю его цивилизующие возможности как в сто раз большие, чем у железа. Эта оценка, хотя и может показаться обескураживающей, не сильно преувеличена.
В первую очередь, мы должны вспомнить, что общее количество алюминия, доступного для использования человеком, в тридцать раз больше, чем железа. Одно только это открывает огромные перспективы.
Далее, новый металл обрабатывается намного легче, это тоже делает его более ценным. Во многих отношениях он ведет себя подобно драгоценным металлам, что тоже придает ему дополнительную ценность.

Одной только его электрической проводимости, по которой, на данный вес, он превосходит все другие металлы, было бы достаточно, чтобы сделать его одним из важнейших факторов в будущем человеческом прогрессе.
Его чрезвычайна легкость очень упрощает транспортировку продукции из него.
Это его преимущество вызовет переворот в судостроении, и он своим вкладом в развитие транспорта и путешествий очень сильно повысит производительность человечества.
Но его самая величайшая цивилизующая мощь, как считаю, в воздушных путешествиях, которые он с собой без сомнения принесет. Телеграфические средства просвещать варваров медленно.
Электрические моторы и лампы сделают это быстрее. Но быстрее, чем что-либо другое, сделают это летающие машины.
Сделать путешествие идеально простым -лучший способ объединить разнородные части человечества.
Первый шаг в этом направлении — это сделать более легкий аккумулятор или получить больше энергии из угля.
К оглавлению

9.Попытки получить больше энергии из угля— электрический привод— газовый двигатель— холодная угольная батарея

Я помню, что одно время считал производство электричества за счет сжигания угля в батарее величайшим достижением на пользу развития цивилизации, и я был удивлен, насколько продолжительное исследование этих вопросов изменило мои взгляды.
Теперь мне кажется, что сжигание угля в батарее, каким бы эффективным оно ни было, стало бы только временным усовершенствованием, промежуточным шагом в движении к чему-то более совершенному.
Помимо всего прочего, получая электричество этим способом мы будем уничтожать сырье, и это будет варварский процесс.
Мы должны мочь добывать потребную нам энергию без затрат сырья. Но я далек от того, чтобы недооценивать значение такого эффективного метода сжигания топлива.
В настоящее время основная движущая энергия получается из угля, и либо непосредственно, либо через свои производные, он дает огромный вклад в человеческую энергию.
К сожалению, во всех принятых ныне процессах большая часть энергии угля бесполезно рассеивается.
Самые лучшие паровые двигатели используют лишь малую часть полной энергии. Даже в газовых двигателях, в которых, особенно в самых новейших, достигаются еще лучшие результаты, все равно процесс идет варварский.

В наших электрических осветительных системах мы едва используем одну треть одного процента, а в газовом освещении и того меньшую часть энергии угля.
Если рассмотреть всевозможные способы применения угля в нашем мире, то мы определенно не используем больше, чем два процента его энергии, которая доступна теоретически.
Тот, кто прекратит эти бессмысленные потери, станет величайшим благодетелем человечества, пусть даже предложенное им решение и не сможет стать вечным, потому что оно непременно ведет к истощению запасов сырья.
Сейчас попытки получить больше энергии из угля ведутся главным образом в двух направлениях — путем генерации электричества, и путем получения газа для использования его в целях движущей энергии.
На обоих направлениях уже достигнут заметный успех.
Приход передачи электрической энергии с помощью переменных токов знаменует новую эпоху в экономии энергии, которую человек может добыть из угля.
Очевидно, что вся электрическая энергия, получаемая от падающей воды, сберегающая так много топлива, это чистая выгода для человечества, которая делается тем более эффективной, что она достигается ценой небольших затрат человеческих усилий, и что этот наиболее совершенный из всех известных способов получения энергии от солнца вносит всемерный вклад в развитие цивилизации.

Но электричество позволяет нам еще и получать из угля энергии больше, чем давали старые способы.
Вместо перевозки угля в удаленные места, где он потребляется, мы сжигаем его рядом с шахтой, получаем электричество в динамо, и передаем в другие места ток, что дает заметную экономию. Вместо того, чтобы приводить в движение машины на фабрике с помощью ремней и трансмиссий, мы энергией пара генерируем электричество и приводим в движение электрические моторы.
Этим путем несложно получать движущую энергию из топлива в два или три раза более эффективно, не говоря уже о прочих многочисленных преимуществах.
Именно в этой области, а также в передаче энергии на большие расстояния, и несет промышленную революцию переменная система с ее идеально простой техникой.
Но на многих направлениях этот прогресс пока еще не ощущается.
Например, паровозы и поезда все еще движутся паровой энергией, непосредственно воздействующей на валы или оси.
Можно было бы преобразовывать в движущую энергию намного большую часть тепловой энергии, если вместо нынешних корабельных двигателей и локомотивов использовать динамо, приводимые в движение специальными паровыми или газовыми двигателями высокого давления, и применяя для движения сгенерированное электричества.
Этим способом можно получить выигрыш от пятидесяти до ста процентов от эффективной энергии, получаемой от угля.
Трудно понять, почему на столь простой и очевидный факт инженеры не обращают большего внимания.
В океанских пароходах такое усовершенствование было бы особенно желательным, потому что оно помогло бы избавиться от шума и существенно увеличило бы скорость и грузоподъемность лайнеров.

Еще больше энергии сейчас получается из угля с помощью последнего усовершенствованного газового двигателя, экономичность которого в среднем примерно вдвое больше, чем у лучшего парового двигателя.
Введению газового двигателя очень сильно способствует важность газовой индустрии.
С ростом использования электрического света больше и больше газа применяется в целях получения нагревательной и движущей энергии.
Часто газ добывается вблизи угольных шахт и переправляется в удаленные места его потребления.
Это дает существенную экономию и в расходах на транспортировку, и в использовании энергии топлива.
При нынешнем положении дел в механике и электричестве самым рациональным способом получения энергии из угля очевидно является производство газа рядом с залежами угля, и использование его, прямо на месте или где-то еще, для генерации электричества для индустриального использования в динамо, приводимых в движение газовыми двигателями.
Коммерческий успех такого завода сильно зависит от производства газовых двигателей большой номинальной мощности, что, судя по энергичной активности в этой области, скоро произойдет.
Вместо непосредственного потребления угля, как обычно, из него следует производить газ и сжигать его для экономии энергии.

Но все эти усовершенствование не могут быть ничем, кроме переходных этапов в развитии в направлении чего-то более совершенного, потому что в конечном итоге мы должны научиться получать электрическую энергию из угля более прямым способом, не содержащим в себе больших потерь его тепловой энергии.
Можно ли окислять уголь в холодном процессе, — пока еще остается под вопросом.
Его соединение с кислородом всегда идет с выделением тепла, а может ли соединение углерода с каким-либо другим элементом быть напрямую преобразовано в электрическую энергию, пока еще не выяснено.
При определенных условиях азотная кислота сжигает углерод, генерируя электрический ток, но раствор при этом не остается холодным. Предлагались и другие пути окисления угля, но они не дали новых перспектив получить эффективный процесс.
Я потерпел полную неудачу, хотя возможно и не настолько полную, как те некоторые, кто "изобрел" холодную угольную батарею. Это задача в основном для химика.
Не для физика, который все свои результаты рассчитывает заранее, и поэтому, если эксперимент ставится, то провалиться он не может.

Химия, хотя это и позитивная наука, пока еще не располагает такими позитивными методами разрешения проблем, которые есть в распоряжении для решения многих физических проблем. Успех, если он вообще возможен, достигается путем упорных попыток нежели посредством дедукции или расчетов.
Тем не менее, скоро настанет время, когда химик сможет следовать четко прочерченному и заблаговременно проложенному курсу, когда процесс достижения им нужного результата станет чисто конструктивным.
Холодная угольная батарея даст огромный импульс развитию электричества; от нее очень недалеко до осуществления летающей машины, и она чрезвычайно будет способствовать развитию автомобиля. Но эти и многие другие проблемы решаются еще лучше, и еще более научным образом, световой аккумуляторной батареей.
К оглавлению

10.Энергия из среды — ветряк и солнечный двигатель — движущая энергия из земного тепла — электричество из естественных источников

Есть множество веществ помимо топлива, которые возможно смогли бы давать энергию.
Огромное количество энергии заключено, например, в известняке, и можно приводить в движение машины путем освобождения угольной кислоты с помощью серной кислоты или другим способом.
Я однажды уже сконструировал такой двигатель, и он вполне удовлетворительно работал.
Но какие бы источники энергии у нас в будущем ни появились, мы должны, поступая рационально, получать ее без затрат какого-либо сырья.
К этому заключению я пришел очень давно, и представляется возможным достичь этого, как отмечалось раньше, только двум путями— либо обратить на пользу энергию солнца, запасенную в окружающей среде, либо передавать, через эту среду, солнечную энергию на расстояния из тех мест, где ее можно получать без затрат сырья.
В те времена я сразу отмел последний способ как полностью неосуществимый, и обратил все внимание на изучение возможностей первого.
Хотя и трудно в это поверить, но факт, что человек с незапамятных времен имел в своем распоряжении довольно хорошую машину, которая позволяла получать энергию из окружающей среды.
Эта машина — ветряк, ветряная мельница. Вопреки распространенному мнению, ветер может дать довольно значительную энергию.

Сколько обманувшихся изобретателей потратили годы своей жизни на попытки "обуздать прилив", и некоторые даже предлагали для получения энергии сжимать воздух за счет энергии прилива или волн, никогда не понимая смысла образа старой ветряной мельницы на холме, которая печально крутит своими крыльями и их не остановить.
Факт состоит в том, что приливной или волновой мотор в целом имеет мало шансов коммерчески конкурировать с ветряком, который до сих пор является лучшей машиной, и позволяет получать гораздо более простым способом гораздо больше энергии.
В старые времена энергия ветра была для человека неоценимой даже одним тем уже, что ничто другое не давало ему возможности пересекать моря, и даже сегодня это остается очень важным фактором для путешествий и транспорта. Но этот простой способ использования солнечной энергии имеет сильные ограничения.
Для заданной величины полезного выхода машины получаются большими, и энергия неравномерная, поэтому нужно ее накапливать, что удорожает установку.

Правда, намного лучшим способом получать энергию было бы использовать солнечные лучи, которые постоянно падают на Землю, принося энергию с максимальной скоростью в четыре миллиона лошадиных сил на квадратную милю.
Хотя средняя энергия, получаемая на квадратную милю в любом месте в течение года составляет лишь малую часть этой величины, тем не менее открытие некоего эффективного способа использования энергии лучей дало бы неисчерпаемый источник энергии.
Когда я начинал исследовать этот предмет, единственный способ, который был мне известен — это применение некоторого теплового или термодинамического двигателя, приводимого в движение летучей жидкостью, испаряемой в котле теплом лучей.
Но более глубокое изучение этого метода и проведенные расчеты показали, что несмотря на огромность количества энергии, получаемой от солнечных лучей, лишь малая часть ее может быть использована этим способом.
Кроме того, энергия, которая поступает с солнечными лучами, периодическая, и здесь я обнаружил те же ограничения, что и при использовании ветряка.
После длительного исследования этого способа получения движущей энергии от солнца, и учитывая необходимость большого объема котла, низкую эффективность теплового двигателя, дополнительные затраты на накопление энергии и прочие недостатки, я пришел к заключению, что "солнечный двигатель", за исключением нескольких отдельных случаев, не может иметь успешное промышленное применение.

Другой способ получать двигательную энергию из среды без затрат материалов или сырья — это использовать для привода двигателя тепло, содержащееся в Земле, воде или воздухе.
Хорошо известно, что внутренние слои земного шара очень горячие, по мере приближения к центру Земли температура растет примерно на 1° С с каждой сотней футов глубины.
Трудности бурения шахт и размещения бойлеров на глубинах, скажем, двенадцати тысяч футов, что соответствует росту температуры примерно на 120° С, не являются непреодолимыми, и мы определенно могли бы таким способом достичь использования внутреннего тепла земного шара.
На самом деле, чтобы получать энергию из сохраненного земного тепла, не нужно вообще погружаться ни на какую глубину.
Самые верхние слои земли и прилегающие к ней воздушные слои имеют температуру, достаточную для испарения некоторых особо летучих жидкостей, и их можно было бы использовать в бойлерах вместо воды.
Несомненно, что корабль в океане может приводиться в движение двигателем, работающим от такой летучей жидкости, без использования какой-либо другой энергии кроме тепла, извлекаемого из воды.

Но количество энергии, которую можно получать таким путем, если не предпринять дальнейших мер, оказывается слишком маленьким.
Другим возможным источником энергии может служить электричество, порождаемое природными явлениями.
В разрядах молний участвуют огромные количества электрической энергии, и ее можно было бы использовать, если преобразовывать ее и накапливать. Несколько лет назад мне стал известен метод электрического преобразования, который дает очень простое решение первой части этой задачи. Но вот сохранение энергии молний будет выполнить трудно.
Далее, хорошо известно, что через земной шар постоянно циркулируют токи, и что между Землей и любым воздушным слоем есть разность потенциалов, которая изменяется пропорционально высоте.
В ходе недавних экспериментов я открыл два новых факта, в данном отношении весьма важных. Один из них — это то, что в проводе, идущем от земли на большую высоту образуется электрический ток вследствие осевого, а возможно, и поступательного, движения Земли.
Правда, никакой сколько-нибудь значительный ток не будет постоянно течь в таком проводе, если не дать электричеству возможность стекать в воздух.

Этот сток можно заметно усиливать проводящим оконечным контактом очень большой площади с большим количеством острых краев или острий на верхнем конце провода.
Таким образом мы можем просто поддерживая провод на большой высоте получать электрическую энергию.
Но, к сожалению, количество электричества, которое можно получать этим способом, мало.
Второй открытый мною факт— то, что верхние слои воздуха постоянно электрически заряжены противоположно Земле.
Так, по крайней мере, я проинтерпретировал свои результаты, из которых следует, что Земля, вместе с прилегающими к ней изолирующей и проводящей "обкладками", составляет сильно заряженный электрический конденсатов, заключающий в себе, по всей вероятности, огромное количество электрической энергии, которую можно было бы обратить на пользу человеку, если бы было можно поднимать провод на большие высоты.
Возможно, и даже вероятно, что со временем будут открыты и другие ресурсы энергии, о которых мы сейчас не знаем.
Мы, может быть, даже найдем способы применить такие силы, как магнетизм и гравитация, для привода машин без использования каких-либо других средств. Осуществление подобного, хотя и очень маловероятно, но не невозможно.
Вот пример, лучше всего иллюстрирующий представление о том, что мы могли бы надеяться достичь, и что мы не сможем достичь никогда.
Представим диск из какого-нибудь однородного материала идеальной формы и установленный так, чтобы он мог вращаться без трения в подшипниках на горизонтальной оси над землей.

Этот диск, идеально таким образом сбалансированный, будет оставаться в покое в любом положении.
Далее, возможно, что мы узнаем способ заставить такой диск вращаться под воздействием гравитации и выполнять работу без приложения какой- либо силы извне.
Если бы это можно было сделать, то получилось бы то, что по научному называется "перпетуум мобиле", вечный двигатель, машина, создающая свою собственную двигательную энергию.
Чтобы заставить такой диск вращаться под воздействием силы гравитации, мы только лишь должны изобрести экран от этой силы.
С помощью такого экрана мы могли бы сделать так, чтобы эта сила не действовала на одну половину диска, и тогда он станет вращаться.
По крайней мере, мы не можем отвергать такую возможность, пока мы полностью не познали природу силы гравитации.
Допустим, что эта сила обусловлена движением, которое похоже на поток воздуха сверху к центру Земли.
Воздействие такого потока на обе половины нашего диска было бы равным, и в нормальных условиях он бы не вращался.
Но если бы одна его половина была бы закрыта пластиной, тормозящей это движение, то он бы вращался.
К оглавлению

11.Уход от известных способов — возможность "самодействующего" двигателя или машины, неоживлённой, но тем не менее способной, как живое существо, извлекать энергию из среды — идеальный способ получения движущей энергии

Когда я начал изучать этот вопрос, и когда изложенная выше идея и ей подобные первый раз пришли мне в голову, хотя я в ту пору был еще незнаком со множеством из упомянутых фактов, изучение различных путей использования энергии среды убедило меня, тем не менее, что для достижения полностью удовлетворительного осуществимого решения нужно отойти от ныне известных методов.
Ветряк, солнечный двигатель, двигатель, работающий от земного тепла, все имели ограничения по количеству получаемой энергии.
Нужно было открыть некий новый путь, который позволил бы нам получать больше энергии. В среде хватает тепловой энергии, но только малая часть ее доступна для привода двигателя теми способами, которые известны.
Кроме того, энергия получалась с очень маленькой скоростью.
Поэтому очевидно, что проблема состояла в том, чтобы открыть некий новый метод, который бы позволил бы и использовать больше тепловой энергии среды, и производить энергию с большей скоростью.

Тщетно пытался я придумать, как этого добиться, и в то время прочел некоторые труды Карно и Лорда Кельвина (тогда Сэра Вильяма Томпсона), которые по сути означали, что для неодушевленного механизма самодействующей машины невозможно охладить среду ниже температуры окружения и работать от извлекаемого тепла.
Эти утверждения заинтересовали меня чрезвычайно.
Очевидно, что живое существо это делать может, а поскольку опыты моих ранних лет, о которых рассказал, убедили меня, что живое существо есть лишь автомат, или, иначе формулируя, "самодействующий двигатель", я пришел к заключению, что возможно сделать машину, которая могла бы делать то же самое.
Как первый шаг к реализации этого, придумал , следующий механизм.
Представим термостолбик, состоящий из множества полос металла и идущий от Земли во внешнее пространство за пределами атмосферы.
Схема b. ПОЛУЧЕНИЕ ЭНЕРГИИ ИЗ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ.
A , среда с малой энергией; B В среда с большой энергией; О , путь энергии.
Поток тепла снизу, вверх через эти металлические полосы, будет охлаждать землю, или океан, или атмосферу, смотря где будут находиться нижние части полос, и в результате, как хорошо известно, возникнет ток, циркулирующий в этих полосах.
Теперь два концевых контакта этого термостолбика можно соединить между собой через электромотор, и, теоретически, этот мотор будет все врем работать до тех пор, пока среда внизу не охладится до температуры внешнего пространства.
Получился бы неодушевленный двигатель, который, со всей очевидностью, охлаждал бы часть среды ниже температуры окружения, и работал бы от извлеченного тепла.
Но так ли невозможно достичь тех же условий, не поднимаясь ввысь?
Предположим, для иллюстрации, что есть замкнутая камера Т , как показано на схеме b , такая, что энергия не может проходить через ее стенки иначе как по пути 0 , и внутри этой камеры находится среда, тем или иным образом поддерживаемая в состоянии с низкой энергией, а в наружном пространстве камеры находится обычная окружающая среда с большой энергией.

При этих предположениях энергия будет течь по пути 0 , показанному стрелкой, и по мере ее прохождения ее можно преобразовать в какую-нибудь другую форму энергии.
Вопрос в том, можно ли добиться таких условий? Можем ли мы искусственно создать такой "сток" для энергии из окружающей среды, чтобы она туда втекала?
Допустим, что в данном пространстве с помощью некоего процесса может поддерживаться крайне низкая температура.
Окружающая его среда будет вынуждена отдавать тепло, и оно может быть преобразовано в механическую или иную форму энергии.
Осуществив такое, мы бы смогли иметь постоянный источник энергии где угодно, в любом месте на Земле, работающий днем и ночью.
И более того, рассуждая отвлеченно, насколько представляется, легко добиться циркуляции среды, тем самым получая энергию с очень высокой скоростью.
Вот идея, которая, если она осуществима, дает прекрасное решение проблемы получения энергии от среды. Но осуществима ли она? Я убежден, что да, и множеством способов. Один из них я приведу.
Что касается тепла, мы находимся на высоком уровне, это можно представить как поверхность горного озера заметно выше уровня моря, уровень которого соответствует абсолютному нулю температуры, который существует в межзвездном пространстве.

Тепло как вода, течет с высокого уровня на низкий, и следовательно, так же, как мы можем дать воде из озера течь вниз к морю, так же можем мы дать и теплу с поверхности Земли уноситься вверх, в холодное пространство.
Тепло, как и вода, может стекая производить работу, и если оставались какие-нибудь сомнения, можно ли получать энергию от среды посредством термостолбика как это описывалось выше, то эта аналогия должна их рассеять.
Но можем ли мы в заданной части пространства создать холод, чтобы тепло постоянно текло туда?
Создать в среде такой сток, или "холодную дыру" как это можно назвать, было бы эквивалентно созданию в нашем озере некоего пространства, пустого либо заполненного чем-то намного более легким, чем вода.
Этого можно добиться, если поместить в озеро бак и откачать из него всю воду.
Далее, мы знаем, что вода, если ей дать втекать обратно в бак, теоретически способна произвести в точности такое же количество работы, которое мы затратили на ее откачивание, но ни скольким не больше.
Следовательно, от этой двойной операции мы ничего не выигрываем, сначала поднимая воду, а потом давая стечь вниз.
Это означает, казалось бы, что невозможно создать такой сток в среде.
Но давайте немного задумаемся. Тепло, хотя и следует некоторым законам механики как жидкость, не является таковой.

Это энергия, которая может превращаться в другие формы энергии, когда перетекает с высокого уровня на низкий.
Поэтому, чтобы сделать нашу аналогию полной и правильной, мы должны допустить, что вода при ее втекании в бак превращается во что-то еще, что можно забрать оттуда без затрат или с очень малыми затратами.
Например, если в данной аналогии тепло представлено водой озера, то водород и кислород могут представлять другие формы энергии, в которые преобразуется тепло, когда течет от горячего к холодному.
Если бы процесс преобразования тепла был абсолютно идеальным, никакое бы тепло вообще не доходило до низкого уровня, потому что все оно превращалось бы в другие формы энергии.
В соответствии с этим идеальным случаем, вся вода, втекающая в бак, разлагалась бы на кислород и водород не достигнув дна, и в результате вода бы постоянно втекала внутрь, а бак все равно оставался бы пустым, потому что получающиеся газы уходили бы.

Таким образом, затратив изначально определенное количество работы, мы бы создали сток, куда стекало бы тепло, или соответственно, вода, и это позволило бы нам получать любое количество энергии без дальнейших затрат.
Это было бы идеальным способом получения двигательной энергии.
Нам не известен такой абсолютно совершенный процесс преобразования тепла, поэтому определенное количество тепла все же достигало бы нижнего уровня, что означает в нашей механической аналогии, что какая-то вода будет достигать дна бака, и он будет постепенно заполняться, поэтому его нужно будет постоянно откачивать.
Но очевидно, откачивать надо будет меньше, чем будет втекать, или, иными словами, для поддержания исходных условий будет требоваться меньше энергии, чем будет получаться от втекания, а это означает, что из среды будет извлекаться определенная энергия.
То, что при втекании не преобразовалось, можно просто поднимать обратно ценой затраты энергии его падения, а то, что будет преобразовываться, будет чистым выигрышем.
Поэтому достоинство принципа, который я открыл, состоит полностью в преобразовании энергии на течении вниз.
К оглавлению

12.Первые попытки получить самодействующий двигатель — механический осциллятор — работа Дюара и Линде — жидкий воздух

Осознав эту истину, я начал изыскивать пути выполнения моей идеи, и после длительных размышлений, я наконец придумал аппарат, который смог бы получать энергию из среды с помощью процесса постоянного охлаждения атмосферного воздуха.
Этот аппарат постоянно превращая тепло в механическую работу, становился бы все холоднее и холоднее, и если бы осуществимым было достичь таким образом очень низкой температуры, то можно было бы создать сток тепла и получать энергию из среды.
Это, как кажется, противоречит утверждениям Карно и Лорда Кельвина, упомянутым мною ранее, но из теории процесса я пришел к выводу, что такой результат достижим.
К этому заключению я пришел, как мне кажется, в конце 1883, когда я был в Париже, и это было время, когда мой ум все больше и больше захватывало изобретение, сделанное мною в предыдущем году, которое с тех пор стало известно как "вращающееся магнитное поле".
В течение нескольких последующих лет я осуществлял дальнейшую проработку своего плана и изучал рабочие условия, но мало продвинулся вперед.
Коммерческое воплощение этого изобретения в этой стране потребовало большей части всей моей энергии вплоть до 1889, когда я вновь обратился к идее самодействующей машины.

Более глубокое исследование лежащих в основе принципов и расчеты показали теперь, что результат, к которому я стремился, не может быть практически достигнут с помощью обычной техники, как я полагал в начале.
Это привело меня к следующему шагу, к изучению двигателя, в целом называемого "турбиной", который вначале, как казалось, открывал больше шансов для осуществления моей идеи.
Вскоре обнаружил однако, что турбина тоже не подходит.
Но мои рассуждения показывали, что если можно будет добиться высокого совершенства двигателя определенного вида, то задуманный мною план осуществим, и я начал заниматься разработкой такого двигателя, первичной целью которого было обеспечить огромную экономичность преобразования тепла в механическую энергию.
Отличительной особенностью этого двигателя было то, что производящий работу поршень ни с чем больше не соединялся, был совершенно свободен и вибрировал с огромной частотой.
Механические сложности, с которыми столкнулся при создании этого двигателя, были больше, чем я ожидал, и продвигался вперед медленно.

Работа продолжалась до начала 1892, когда поехал в Лондон, где увидел выдающиеся эксперименты Профессора Дюара с жидкими газами.
Другие тоже раньше сжижали газы, особенно Озлевски и Пиктет, которые провели известные ранние эксперименты в этом направлении, но сила работы Дюара такова, что даже старое предстало в новом свете.
Его эксперименты показали, хотя и не так, как представлял, что возможно достичь очень низкой температуры путем превращения тепла в механическую работу, и я вернулся, сильно впечатленный увиденным, и еще сильнее чем раньше убежденный в осуществимости моего замысла.
Временно прерванная работа вновь возобновилась, и вскоре я достиг состояния полной законченности двигателя, который я назвал "механическим осциллятором". В этой машине я смог избавиться от всех сальников, клапанов и смазки, и добился такой быстрой вибрации поршня, что стержни (шатуны) из твердой стали, на которых он крепился и которые испытывали продольные вибрации, разлетались на части.
Скомбинировав этот двигатель с динамо особой конструкции, я сделал высокоэффективный электрический генератор, неоценимый в плане измерений и определений физических величин благодаря неизменной частоте осцилляции, получаемых с помощью него.
Я продемонстрировал несколько типов этой машины, названной "механический и электрический осциллятор", перед Электрическим Конгрессом на Мировой Выставке в Чикаго летом 1893 в ходе лекции, которую я в связи с большим количеством другой работы не смог подготовить к публикации.
В связи с представившимся случаем я демонстрировал принципы механического осциллятора, но первоначальное предназначение этой машины впервые объясняется здесь.

Процесс использования энергии окружающей среды, как я его изначально себе представлял, включал в себя комбинацию пяти важных элементов, и каждый из них надо было заново проектировать и разрабатывать, потому что таких машин не было.
Механический осциллятор был первым элементом в этой комбинации, и сделав его я обратился к следующему, которым был аэро-компрессор, по конструкции во многих отношениях напоминающий механический осциллятор.
Вновь при его разработке встретились те же трудности, но работа велась очень энергично, и к концу 1894 я завершил эти два элемента и получил аппарат для сжатия воздуха, практически до любого давления, несравненно более простой, меньший по размерам и более эффективный, чем обычный.
Я как раз только приступал к работе над третьим элементом, который вместе с первыми двумя дал бы охлаждающую машину исключительной эффективности и простоты, как меня постигло несчастье — моя лаборатория сгорела, это нанесло урон моим трудам и затормозило меня.
Вскоре после этого Д-р Карл Линде объявил о сжижении воздуха в самоохлаждающемся процессе, показав, что этого можно добиться с помощью охлаждения воздуха до тех пор, пока он не станет жидким.
Это было единственным экспериментальным доказательством, недостающим мне, касающимся возможности получения энергии их окружающей среды задуманным мною способом.

Сжижение воздуха в самоохлаждающемся процессе не было, как принято считать, случайным открытием, это был научный результат, достижение которого не могло быть уже сильно задержано, и который, по всей вероятности, не мог пропустить Дюар.
Этот изумительный шаг вперед, я уверен, был сделан во многом благодаря яркой работе [этого] выдающегося Шотландца. Тем не менее, достижение Линде нетленно.
Производство жидкого воздуха в течение четырех лет выполнялось в Германии в масштабах намного больших, чем в любой другой стране, и этот своеобразный товар нашел себе множество применений.
В самом начале от него ждали очень многого, но до сих пор он был промышленным ignis fatuus (блуждающий огонь— п.п.).
С помощью применения разработанных мной машин его стоимость вероятнее всего очень сильно уменьшится, но даже тогда его коммерческий успех будет оставаться под вопросом.
Его использование в качестве охладителя экономически не оправдывается, поскольку его слишком низкая температура не нужна.

Слишком дорого поддерживать тело как при очень низкой температуре, так и при слишком высокой. В производстве кислорода он не может соперничать с электролитическим способом.
Для использования в качестве взрывчатки он неудобен, потому что его низкая температура опять делает его малоэффективным, а для двигательной энергии его цена все еще остается слишком высокой.
Тем не менее, интересно отметить, что при приведении в движение двигателя жидким воздухом от него можно получать определенную энергию, или, говоря иными словами, можно ее получать от окружающей среды, которая поддерживает двигатель теплым.
Каждые двести фунтов железа двигателя дают энергию со скоростью примерно в одну эффективную лошадиную силу за один час. Но этот выигрыш у потребителя съедается равной потерей у производителя.

Так что многое еще остается сделать для той задачи, над которой я столько трудился. Остается еще разработать много механических деталей и преодолеть некоторые трудности различной природы, и я пока еще не могу надеяться в скором времени создать самодействующую машину, получающую энергию от окружающей среды, даже если материализуются все мои ожидания.
Возникло много обстоятельств, тормозивших мою работу в течение последнего времени, но по ряду причин эта задержка оказалась выигрышной.
Одна из этих причин в том, что я имел достаточно времени для раздумий о том, какими могут быть конечные возможности этой разработки.
Я долгое время работал в полной уверенности, что практическая реализация этого метода получения энергии от солнца будет иметь неоценимую промышленную ценность, но продолжительное изучение этого предмета открыло тот факт, что хотя, если мои ожидания хорошо обоснованы, оно и будет коммерчески выгодным, но совсем не до чрезвычайной степени.
К оглавлению

13.Открытие неожиданных свойств атмосферы — странные эксперименты — передача электрической энергии по одному проводу без возвратного — передача через землю вообще без проводов

Другая из этих причин в том, что я пришел к осознанию того, что передача электрической энергии на любое расстояние через среду — это на нынешний момент самое лучшее решение великой проблемы приспособления энергии солнца на пользу человеку.
Долгое время я был убежден, что такую передачу никогда нельзя будет осуществить в промышленных масштабах, но сделанное мной открытие изменило мои взгляды.
Я наблюдал, что при определенных условиях атмосфера, которая обычно является хорошим изолятором, предполагает наличие проводящих свойств и тем самым становится способной проводить через себя любое количество электрической энергии.
Но сложности на пути к практическому использованию этого открытия для целей передачи электрической энергии без проводов казались непреодолимыми.
Нужно получать электрические напряжения во много миллионов вольт и работать с ними; нужно изобрести и создать генерирующие машины нового вида, способные выдерживать огромные электрические нагрузки, в такой системе нужно достичь полной безопасности от угроз токов высокого напряжения, прежде чем можно будет даже подумать о практическом ее введении.

Все это нельзя сделать за несколько недель или месяцев, или даже лет.
Эта работа требовала терпения и постоянного усердия, но продвижение вперед хоть и медленно, все-таки шло.
Тем не менее, в ходе этой длительной работы были достигнуты другие ценные результаты, которые я постараюсь кратко изложить, перечислив главные достижения в той последовательности, как они происходили.
Открытие проводящих свойств воздуха, было хотя и неожиданным, но естественным результатом экспериментов в специальной области, которые я проводил несколько лет назад.
Насколько я помню, в 1889 очень быстрые электрические осцилляции открыли определенные возможности, и это побудило меня разработать много специальных машин, предназначенных для их исследования. Из-з а специфических требований создание этих машин было чрезвычайно сложным и потребовало массу времени и усилий; но моя работа над ними была щедро вознаграждена, потому что с их помощью я достиг нескольких новых и важных результатов.
Одними из первых сделанных с помощью этих новых машин были наблюдения того, каким необычным образом действуют крайне высокие частоты на человеческий организм.
Так например, я показал, что мощный электрический разряд в несколько сот тысяч вольт, который в то время считался абсолютно смертельным, может проходить через тело без неудобств или вредных последствий.

Эти осцилляции производили только психологические эффекты, которые, после моих объявлений, активно взяли на вооружение и глубже изучили опытные врачи.
Эта новая область оказалась продуктивной сверх всяких ожиданий, и за несколько лет, прошедших с тех пор, развилась до такой степени, что сейчас она составляет полноправную и важную область медицинской науки.
Многие результаты, невозможные в то время, сейчас легко получаются с помощью этих осцилляции, и с их помощью выполняется множество экспериментов, о которых тогда нельзя было и мечтать.
Я все еще с удовольствием вспоминаю, как девять лет назад пропустил разряд мощной индукционной катушки через свое тело, чтобы продемонстрировать научному обществу относительную безвредность очень быстро колеблющихся электрических токов, и все еще помню изумление моей аудитории.
Сейчас бы я взялся, и с гораздо меньшими опасениями, чем были у меня во время того эксперимента, пропустить через свое тело посредством таких токов всю электрическую энергию динамо машин, работающих на Ниагаре — сорок или пятьдесят тысяч лошадиных сил.
Я получил электрические осцилляции, которые были настолько интенсивными, что когда они циркулировали по моим рукам и груди, они плавили провода, которые шли к моим рукам, а я все равно не ощущал никаких неудобств.

Я так сильно возбудил этими осцилляциями петлю из тяжелого медного провода, что куски металла, и даже предметы с электрическим сопротивлением существенно большим, чем человеческие ткани, близко поднесенные к петле или положенные внутрь нее, нагревались до высокой температуры и плавились, часто со скоростью взрыва, и даже в это самое пространство, где буйствовали эти разрушительные силы, я несколько раз засовывал свою голову ничего не ощущая и не испытывал каких-либо вредных последствий .
Другое наблюдение состояло в том, что с помощью таких осцилляции можно было новым и более экономичным образом получать свет, что обещало дать идеальную систему электрического освещения вакуумными трубками, освобождая от необходимости замены ламп или нитей накаливания и возможно также даже от использования проводов внутри зданий.
Эффективность этого света возрастает пропорционально частоте осцилляции, и коммерческий успех, таким образом, зависит от экономичного получения электрических вибраций с частотами, выходящими за пределы обычных.
В этом направлении я был вознагражден дальнейшими успехами, и практическое введение этой новой системы освещения уже недалеко.
Исследования привели меня к новым наблюдениям и результатам, одним из наиболее важных из которых была демонстрация осуществимости подачи электрической энергии через один провод без возвратного.
Сначала я мог передавать этим новым способом только очень небольшие количества электрической энергии, но и в этом направлении мои усилия были вознаграждены таким же успехом.

Фотография, приведенная на Рис.3, показывает, как поясняет надпись под ней, действительную передачу такого рода, выполненную с помощью аппарата, который использовался и в других описываемых здесь экспериментах.
До какой степени эти устройства были усовершенствованы со времени моих первых демонстраций перед научным обществом в начале 1891, когда мой аппарат с трудом мог зажигать одну лампу (и этот результат считался удивительным), станет понятно, когда скажу, что этим методом сейчас без труда зажигаю четыре или пять сотен ламп, и мог бы зажигать намного больше.
На самом деле, нет предела количеству энергии, которое может этим способом подаваться для задействования любого вида электрического устройства.
После демонстрации осуществимости этого способа передачи мне естественным образом пришла мысль использовать в качестве проводника Землю, тем самым избавившись от проводов совсем.

Чем бы ни являлось электричество, это факт, что оно ведет себя как несжимаемая жидкость, и Землю можно рассматривать как огромный резервуар электричества, которое, как я полагаю, можно было бы эффективно распределять с помощью надлежащей электрической машины.
Соответственно, мои дальнейшие усилия были направлены на разработку специального аппарата, который бы мог эффективно создавать возмущение электричества в Земле.
Прогресс в этом новом направлении был, естественно, очень медленными, и работа удручала, пока я наконец не преуспел в создании нового вида трансформатора или индукционной катушки, практически подходящей для этой особой цели.
То, что этим способом возможно не только передавать маленькие количества электрической энергии для работы точных электрических устройств, как я намеревался в начале, но и электрическую энергию в заметных количествах, станет понятно из рассмотрения Рис.4, который показывает реальный эксперимент этого рода, выполненный с тем же аппаратом.
Полученный результат был тем более замечателен, что верхний конец катушки не был подсоединен к проводу или пластине для усиления эффекта.
К оглавлению

14."Беспроводная" телеграфия — секрет настройки — ошибки в исследованиях Герца — приёмник замечательной энергии

Первым существенным результатом моих экспериментов в этом последнем направлении стала система телеграфии без проводов, которую я описал в двух научных лекциях в Феврале и Марте 1893.
Она механически проиллюстрирована на диаграмме С, где в верхней части показана электрическая схема как я ее тогда описывал, а в нижней — ее механическая аналогия.
Система в принципе чрезвычайно проста.
Представьте два камертона, F и F1; один на передающей, а второй, соответственно, на принимающей станции, и у каждого к нижней ножке прикреплен маленький поршень р, вставленный в цилиндр.
Оба цилиндра сообщаются с большим резервуаром R, с упругими стенками, который предполагается закрытым и наполнен легкой несжимаемой жидкостью.
Если начать ударять по одному из рожек камертона F, то маленький поршень р под ним начнет вибрировать, и его вибрации, передаваемые через жидкость, достигнут удаленного камертона F1, который "настроен" на камертон F, или, иначе говоря, имеет точно ту же ноту, что и первый.

Тогда камертон F1 начнет вибрировать, и его вибрация будет усиливаться под постоянным воздействием находящегося на расстоянии камертона F, пока его верхний рог, достигнув достаточно сильного размаха, не войдет в электрическое соприкосновение с неподвижным контактом с", тем самым запуская электрические или иные устройства, которые можно использовать для записи сигнала. Этим простым способом две станции могут обмениваться сигналами, если еще установить такой же контакт С' близко к рогу камертона F, так чтобы аппарат на каждой станции мог выступать и в качестве приемника, и в качестве передатчика.

Электрическая система, изображенная в верхней части диаграммы с, по принципу в точности такая же, два провода или цепи ESP и ЕJSJPJ, которые вертикально идут на [большую] высоту, соответствуют двум камертонам с прикрепленными к ним поршнями. Эти цепи подсоединены к земле через пластины Е и Е1, и к двум находящимся на высоте металлическим листам Р и P1, которые сохраняют электричество и тем существенно усиливают эффект.
Закрытый резервуар R с упругими стенками в этом случае заменяет Земля, а жидкость— электричество.
Обе цепи "настроены" и работают точно так же, как два камертона.
Вместо ударов по камертону F на передающей станции, в вертикальном передающем или отправляющем проводе ESP создаются, в результате действия стоящего на этом проводе источника S, электрические осцилляции, которые распространяются через землю и достигают удаленного вертикального принимающего провода Е/SJPJ, возбуждая в нем ответные электрические осцилляции.

Диаграмма с. МЕХАНИЧЕСКАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ "БЕСПРОВОДНОЙ" ТЕЛЕГРАФИИ.
В этот последний провод, или цепь, включено чувствительное устройство или приемник S, который приводится таким образом в действие и заставляет срабатывать реле или другое устройство.
Конечно, каждая станция имеет и источник электрических осцилляции S, и чувствительный приемник S1, и приняты простейшие меры, чтобы каждый из двух проводов использовался либо для посылки, либо для приема сообщений.
Точная настройка двух цепей дает огромные преимущества, и на самом деле очень существенна при практическом использовании этой системы. В этом отношении существует много распространенных ошибок, и как правило, в технических отчетах по этому вопросу цепи и устройства описываются как этими преимуществами обладающие, хотя из самой их природы очевидно, что это невозможно.
Чтобы достичь наилучших результатов важно, чтобы длина каждого провода или цепи от земли до самого верха была равна одной четвертой длины волны электрической вибрации в этом проводе, или же равнялась этой длине волны умноженной на нечетное число.

Без соблюдения этого правила практически невозможно избежать интерференции и обеспечить приватность сообщений.
Здесь и лежит секрет настройки. Чтобы добиться наиболее удовлетворительных результатов, нужно использовать электрические вибрации с низким питчем (периодом).
Обычно применяемый экспериментаторами искровой аппарат Герца, который производит осцилляции с очень высокой частотой, не позволяет добиться эффективной настройки, и малейших возмущений достаточно, чтобы сделать обмен сообщениями невыполнимым.
Но научно разработанные, эффективные аппараты допускают почти совершенную юстировку.
Эксперимент, проведенный с улучшенным аппаратом, о котором неоднократно упоминалось, чтобы дать о нем представление, проиллюстрирован на Рис.5, который достаточно легко понять из пояснения к нему.

С тех пор, как я описал эти принципы телеграфии без проводов, я имел много случаев отметить, что используются одни и те же особенности и элементы с ясной уверенностью, что сигналы передаются на значительные расстояния Герцевыми" излучениями.
Это всего лишь одно из многих превратных представлений, которые взрасли на исследованиях почивших физиков. Около тридцати трех лет назад Максвелл, развивая заставляющий задуматься эксперимент Фарадея [поставленный] в 1845, построил идеально простую теорию, которая близко связала между собой свет, лучистое тепло и электрические явления, объясняя их все как следствия вибраций гипотетического непостижимо тонкого флюида, названного эфиром.
Не было никаких экспериментальных подтверждений, пока Герц по предложению Гельмгольца не предпринял для этого ряд экспериментов.
Герц проявил необыкновенную изобретательность и проницательность, но посвятил недостаточно усилий улучшению своего старомодного аппарата.
В результате чего не смог наблюдать важную роль, которую играл воздух в его экспериментах, и которую я открыл впоследствии.

Повторив его эксперимент и получив другие результаты, я рискнул указать на этот недосмотр.
Сила доказательств, предоставленных Герцем в поддержку Максвелловской теории, лежала в правильной оценке частот вибраций использовавшихся им цепей.
Но я удостоверился в том, что он не мог производить частоты, которые как он думал он получал.
Вибрации, получаемые с помощью аппарата, идентичного тому, который использовал он, как правило, намного медленнее, что обусловлено присутствием воздуха, который оказывает ослабляющее воздействие на быстро вибрирующую электрическую цепь высокого напряжения, так же как жидкость на камертон.
Я открыл с тех пор и другие причины ошибки, и давно перестал смотреть на его результаты как на экспериментальное подтверждение возвышенных концепций Максвелла.
Эта работа великого Немецкого физика сработала как сильнейший стимул для электрических исследований в то время, но она также и, соразмерно, своим очарованием парализовала научные умы, препятствуя этим независимым исследованиям.
Каждое новое явление, которое открывалось, должно было соответствовать этой теории, поэтому истина часто неосознанно искажалась.

Когда я развил эту систему телеграфии, моим умом владела идея осуществления коммуникации на расстояние через Землю или окружающую среду, практическую реализацию которой я считал неимоверно важной, главным образом благодаря нравственному воздействию, которое бы она не могла не оказать на весь мир.
В качестве первого шага в направлении этой цели я предполагал, в то время, использовать релейные станции с настроенными цепями, надеясь сделать осуществимой передачу сигналов на огромные расстояния даже с помощью аппарата очень умеренной мощности, который тогда был в моем распоряжении.
При этом, я был убежден, что с надлежащим оборудованием сигналы можно будет передавать в любую точку земного шара, не важно как далеко удаленную, без необходимости использования этих промежуточных станций.
Меня привело к этому убеждению открытие странного электрического явления, которое я описал в начале 1892 в лекциях, прочитанных перед несколькими научными обществами за гра- ницей, и назвал "вращающейся щеткой".
Это сноп света, который при определенных условиях образуется в вакуумной трубке, настолько чувствительный к магнитным и электрическим воздействиям, что это граничит со сверхъестественным.

Этот сноп света быстро вращается под воздействием земного магнетизма, до двадцати тысяч оборотов в секунду, и направление вращения его в этой части света противоположно вращению в южном полушарии, а в области магнитного экватора он вообще не должен вращаться.
В его наиболее чувствительном состоянии, которого добиться очень трудно, он с невероятной чуткостью откликается на электрические или магнитные воздействия.
Можно различить, как на него воздействует даже простое напряжение мышц руки и вызываемое этим слабое электрическое изменением в теле исследователя, стоящего на некотором расстоянии от него.
Когда он находится в этом высокочувствительном состоянии, он может регистрировать самые слабы магнитные и электрические изменения, происходящие в Земле.
Наблюдение этого удивительного явления сильно впечатлило меня, убедив, что с его помощью можно осуществить связь на любом расстоянии, если сделать аппарат, способный производить, пусть и сколь бы то ни было малое, электрическое или магнитное изменение состояния земного шара или окружающей среды.
К оглавлению

15.Развитие нового принципа— электрический осциллятор- произведение колоссальных электрических движений- Земля отвечает человеку — межпланетная связь теперь стала возможной


Я решил сконцентрировать свои усилия на этой несколько рискованной задаче, хотя и сулившей огромное удовлетворение, потому что нужно было преодолеть такие трудности, что я мог надеяться осуществить это только за годы труда.
Это означало задержку в другой работе, которой я хотел себя посвятить, но у меня была уверенность, что я не могу найти лучшего применения своим силам.
Потому что я осознал, что эффективный аппарат для получения мощных электрических осцилляции, который необходим для этой конкретной цели, был ключом к решению большинства других электрических и, по сути, человеческих проблем.
С его помощью становилась возможными не только связь без проводов и на любых расстояниях, но также и передача больших количеств энергии, сжигание атмосферного азота, производство эффективного освещения, и множество других результатов неоценимого научного и промышленного значения. И в конце концов я с удовлетворением смог выполнить предпринятую задачу с помощью нового принципа, суть которого основана на необыкновенных свойствах электрического конденсатора.
Одно из них состоит в том, что он может разряжаться или взрывным образом освобождать запасенную в нем энергию за чрезвычайно короткое время.
В этой взрывной стремительности он не знает себе равных. Взрыв динамита — просто вздох чахоточника по сравнению с его разрядом.
Это средство получения самого сильного тока, самого высокого электрического напряжения, самого большого ответного движения в среде.
Другие его свойства, столь же ценные, состоят в том, что его разряд может вибрировать с любой скоростью, до многих миллионов вибраций в секунду.

Я подошел к пределу частоты, достижимой другими способами, когда ко мне пришла счастлива мысль прибегнуть к конденсатору.
Я построил такой прибор, чтобы он в быстрой последовательности попеременно заряжался и разряжался через катушку с несколькими витками толстого провода, образующего первичную обмотку трансформатора или индукционной катушки.
Каждый раз, когда конденсатор разряжается, происходит колебание тока в первичном проводе и индуцирует соответствующие осцилляции во вторичном.
Так, с применением уникальных качеств, присущих конденсатору, которые позволяют получать результаты, недостижимые иными путями, получился трансформатор или индукционная катушка на новых принципах, и я назвал ее "электрическим осциллятором".
Теперь с помощью разработанного аппарата легко можно получать электрические эффекты любого вида и прежде немыслимой силы.
Главные составляющие этого так часто упоминавшегося аппарата показаны на Рис.6.
Для определенных целей требуется сильный индукционный эффект, для других — самая большая возможная быстрота и внезапность, для третьих же — исключительно высокая частота вибраций или крайне высокое напряжение.
Тогда как для ряда прочих целей нужны колоссальные электрические движения. Фотографии проведенных с таким осциллятором экспериментов, приведенные на рисунках 7, 8, 9 и 10, могут служить иллюстрацией некоторых из этих свойств и дать представление о масштабе реально полученных эффектов.
Исчерпывающие пояснения к ним делают дальнейшее описание их ненужным.

Сколь бы экстраординарными ни казались показанные результаты, это всего лишь пустяк по сравнению с тем, что можно достичь с помощью аппарата, построенного на этих же принципах.
Я производил электрические разряды, полный путь которых, от начала до конца, вероятно составлял более сотни футов в длину; но не трудно достичь длин и в сотни раз больших.
Я производил электрические движения, протекавшие со скоростью приблизительно сто тысяч лошадиных сил, но легко можно получить скорости и в один, пять и даже десять миллионов лошадиных сил.
Эффекты, полученные в этих экспериментах, несравненно превосходили все, производимые человеческой деятельностью, и эти результаты— только лишь эмбрион того, что должно быть.

То, что с таким аппаратом осуществима коммуникация без проводов с любой точкой на земном шаре, в доказательстве не нуждалось, но открытие, которое я сделал, дало мне абсолютную уверенность в этом.
Популярно объясняя, это в точности следующее: Когда мы повышаем голос и слышим в ответ эхо, мы знаем, что звук голоса должен был достичь удаленной стены или какой-то границы, и отразиться от нее. Электрическая волна, в точности как звук, тоже отражается, и тому есть подтверждение такое же как эхо — это "стационарная" волна, то есть волна, у которой области узлов и пучностей неподвижны.
Вместо того, чтобы посылать звуковые вибрации к удаленной стене, я посылал электрические вибрации к удаленным границам Земли, и мне вместо стены откликалась Земля. Вместо эхо я получил стационарную электрическую волну, волну, которая вдалеке отражалась.
Стационарные волны в Земле значат нечто большее, чем только телеграфию без проводов на любых расстояниях.
Они позволят нам достичь многих важных научны результатов, иначе невозможных.

Например, мы можем по желанию производить с посылающей станции электрическое воздействие в любом заданном месте земного шара; мы можем определять относительное положение или курс любого объекта, такого как судно в море, определять расстояние до него, или его скорость; или мы можем посылать по Земле волну электричества, двигающуюся с любой нужной нам скоростью, от черепашьей до скорости молнии.
С такими возможностями у нас есть все основания ожидать, что в не очень отдаленном времени большинство телеграфных сообщений через океан будет передаваться без кабелей. На коротких расстояниях будет "беспроводной" телефон, для которого не нужны будут специальные операторы.
Чем больше расстояние нужно покрывать, тем более рациональной становится связь без проводов.
Кабель— это не только легко разрушаемое и дорогое сооружение, он также ограничивает нас по скорости передачи в силу определенных электрических свойств, неотделимых от его конструкции.

По рабочей мощности соответствующим образом построенная станция для осуществления беспроводных коммуникаций несомненно будет многократно превышать способности кабеля и будет обходиться несравненно дешевле.
Не много времени пройдет, я уверен, когда коммуникации через кабель устареют, потому что передача сигналов этим новым способом будет не только быстрее и дешевле, но и намного надежней.
С помощью некоторых новых способов для изолирования сообщений, которые я разработал, будет соблюдаться практически полная секретность.
Я наблюдал вышеуказанные эффекты до сих пор только вплоть до расстояний, ограниченных примерно шестьюстами милями, но поскольку нет практически никакого предела мощности производимых таким осциллятором вибраций, я ощущаю совершенную уверенность в том, что такой станция с успехом будет выполнять трансокеаническую связь.
Но это еще не все. Мои измерения и расчеты показали, что с помощью этих принципов вполне осуществимо производить на нашей Земле электрическое движение такой амплитуды, что, без малейшего сомнения, что его воздействие будет восприниматься на ряде ближайших к нам планет, как например Венера и Марс.

Так из просто возможного межпланетная связь переходит в стадию вероятной. На самом деле, то, что мы можем произвести различимый эффект на одной из этих планет этим новым способом, а именно, возмущая электрическое состояние Земли, не вызывает никаких сомнений.
При этом, данный путь осуществления подобной коммуникации существенно отличается от всех других, которые предлагались учеными до сих пор.
Во всех предыдущих только малая часть совокупной энергии, достигающей планеты— столько, сколько может быть сконцентрировано рефлектором, могла бы быть использована предполагаемым наблюдателем в его инструменте.
Но в способе, который разработал я, он бы мог сконцентрировать в своем инструменте большую часть полной энергии, переданной на его планету, и шансы, что он заметит, тем самым возрастают в миллионы раз.
Помимо оборудования для произведения вибраций необходимой силы, мы должны иметь чувствительный средства, способные обнаружить эффекты слабых воздействий, оказываемых на Землю.
Для этих целей я тоже разработал новые методы. С их помощью мы также сможем, помимо прочего, на значительном расстоянии определять присутствие айсберга или другого объекта в море.
Также, я с их помощью открыл некоторые земные явления, до сих пор необъясненные.
То, что мы можем послать на планету сообщение — определенно, то, что мы можем получить ответ— вероятно: человек не единственное существо в Бесконечном, наделенное разумом.
К оглавлению

16.Передача электрической энергии на любое расстояние без проводов - теперь это осуществимо — лучшие способы увеличения силы, ускоряющей человеческую массу

Самое ценное наблюдение, сделанное в ходе этих исследований, было необычное поведение атмосферы в ответ на электрические импульсы огромной электродвижущей силы.
Эксперименты показали, что воздух при обычном давлении различимо становится проводящим, и это открывает удивительные перспективы для передачи больших количеств электрической энергии в промышленных целях на большие расстояния без проводов, возможность которой до настоящего времени считалась только научной мечтой.
Дальнейшие исследования обнаружили важный факт, что эта проводимость, которую приобретает воздух в результате электрических импульсов в много миллионов вольт, очень быстро растет по мере разрежения, так что воздушные слои на очень небольших высотах, которые легко достижимы, дают для токов этого рода, по всем экспериментальным доказательствам, идеальный проводящий путь, лучший нежели медный провод.
Так что открытие этих новых свойств атмосферы не только дает возможности передаваться электрическую энергию без проводов и в больших количествах, но и, что еще более существенно, позволяет быть уверенными в экономичности передачи энергии этим способом.
В этой новой системе будет иметь очень маленькое значение - а по сути, практически никакого, - осуществляется ли передача на несколько миль, или на несколько тысяч миль.

Хотя я, пока что, в действительности не выполнял передачу этим новым методом значительных количеств энергии, таких, которые бы имели промышленное значение, на большие расстояния, я работал с несколькими моделирующими станциями при точно таких же условиях, которые будут на больших станциях этого типа, и осуществимость этой системы была доказана полностью.
Эксперименты убедительно показали, что при двух контактах, поднятых на высоту не более, чем от тридцати до тридцати пяти тысяч футов над уровнем моря, и при напряжении от пятнадцати до двадцати миллионов вольт, может передаваться энергия в тысячи лошадиных сил на расстояния и в сотни, и, если нужно, в тысячи миль.
Тем не менее, я надеюсь, что мне удастся очень существенно уменьшить высоту подъема контактов, и сейчас прорабатываю идею, которая обещает помочь это сделать.
Есть, конечно же, распространенное предубеждение против использования электрического напряжения в миллионы вольт, которое может вызывать искры, летящие на расстояния в сотни футов, но как это ни парадоксально, система, которую я описал в технической публикации, обеспечивает гораздо большую личную безопасность, чем обычные распределительные сети, используемые сейчас в городах.
Это в полной мере подтверждается тем фактом, что хотя я проводил подобные эксперименты много лет, ни я, ни мои помощники не получили никаких травм или повреждений.

Но чтобы можно было реализовать эту систему практически, нужно еще выполнить много важных требований.
Недостаточно просто сделать устройства, с помощью которых может выполняться такая передача энергии.
Технические средства должны быть такими, чтобы преобразование и передача электрической энергии проходили очень экономично и практично.
Более того, нужно создать стимул для тех, кто работает в области промышленного использования природных источников энергии, таких как водопады, обеспечив им более высокую отдачу от вложенных капиталов, чем они могут получить от частной собственности.
С того момента, когда было обнаружено, что вопреки устоявшемуся мнению, низкие и легко достижимые слои атмосферы могут проводить электричество, передача электрической энергии без проводов стала инженерной рациональной задачей, и самой важной при этом.
Ее практическое разрешение означало бы, что человек может использовать энергию в любом уголке земного шара, и не в тех малых количествах, которые могла добывать соответствующая техника из окружающей среды, но в количествах практически не ограниченных, получаемых от водопадов.

Тогда экспорт энергии стал бы основным доходом многих удачно расположенных стран, таких как Соединенные Штаты, Канада, Центральная и Южная Америка, Швейцария и Швеция.
Люди могли бы где угодно поселяться, без труда удобрять и осушать почву, и превращать выжженые пустыни в цветущие сады, и весь земной шар станет более удобным обиталищем для человечества. Очень вероятно, что если на Марсе есть разумные существа, то они давно осуществили именно эту идею, что как раз и объясняет замеченные астрономами изменения на его поверхности.
Задача упрощается еще и тем, что атмосфера на этой планете намного менее плотная, чем на Земле.
Возможно, скоро у нас будет само-действующий тепловой двигатель, способный извлекать небольшие количества энергии из окружающей среды.
Есть также возможность - хотя и очень небольшая, что мы сможем получать энергию напрямую от солнца.
Это может быть так, если теория Максвелла верна, а в соответствии с ней от солнца должны исходить вибрации на всех частотах.
Я все еще изучаю это вопрос. Сэр Вильям Крукс в своем прекрасном изобретении под названием "радиометр" показал, что лучи при соударении с телом могут производить механический эффект, а это может привести нас к некоторым важным открытиям в использовании солнечных лучей новым способом.

Может быть, будут открыты новые источники энергии и новые способы получения энергии от солнца, но ниодно из подобных достижений не может сравняться по важности с передачей энергии на любое расстояние через среду.
Я не могу себе представить никакого другого технического новшества, которое бы более действенно, чем это объединило бы разрозненные части человечества, или же такое, которое бы дало больший вклад в человеческую энергии и в ее экономию.
Это было бы лучшим путем ускорения человеческой массы. Одно только духовное влияние такого радикального изменения было бы неисчислимым. С другой стороны, если в любой точке земного шара можно будет в ограниченных количествах получать энергию из окружающей среды с помощью самодействующего теплового двигателя или неким иным образом, то условия останутся теми же, что и раньше.
Производительность человека вырастет, но люди как были, так и останутся чужаками друг для друга.

Я предвижу, что многие, кто не готов к этим результатам, которые в результате долгого и близкого знакомства стали для меня простыми и очевидными, все еще считают их далекими от практического применения.
Такая незадействованность и даже противодействие некоторых полезна как качество и необходима как составляющая человеческого прогресса, так же как быстрая восприимчивость и энтузиазм других.
Потому что масса, которая сначала сопротивляется силе, когда приходит в движение, дает вклад в энергию.
Ученый не ориентируется на мгновенный результат. Он не ждет, что передовые идеи будут сразу же восприняты.
Его работа как работа сеятеля- для будущего. Его обязанность - заложить фундамент для тех, кто придет, и указать направление. Он живет, трудится и надеется, как сказал поэт,
Приведи мой труд смиренный,
Счастье, к цели вожделенной!
Дай управиться с трудами!
Да, я вижу верным взглядом
Эти прутья станут садом,
Щедрым тенью и плодами.
И.-В. Гете,"Надежда".
(перевод М. Лозинского)
К оглавлению


free counters

Яндекс.Метрика